Мы в соцсетях:
ГлавнаяОбратная связьПоискО проектеРеклама на сайтеОбмен баннерамиРекомендоватьВ избранное
Чудеса.com
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Потеряли пароль?
Фундаментальные статьи о чудесах Чудеса Полезные материалы (книги, видео и др.) Полезное Обсуждение всего самого интересного Форум Свежие новости из мира Загадочного Новости Интересные фото Фотографии Аналитические материалы Аналитика Интернет-магазин чудесных сувенирных товаров Магазин
   

Ищем на сайте:
 

Советуем скачать:
Никола Тесла: луч смерти
Ж.-Ф. Лауэр. Загадки египетских пирамид
А. Скляров. Миф о Потопе: расчеты и реальность

Дополнительно:
Актуальные темы
Сообщество
Голосования
Гороскоп
Новое на форумеФорум в формате RSS
22.11.2017, 18:06
Как весело провести выходные с друзьями?

22.11.2017, 12:45
Кулинарные рецепты

22.11.2017, 01:22
Места на Земле с искаженной гравитацией

Последние новостиНовости в формате RSS
17.10.2014
Эволюция туризма

06.05.2014
Вологда и её особенности туристической привлекательности

03.03.2014
Если снится небо Лондона…

Оставьте ваше мнение:
Теория, наиболее точно отражающая происхождение человека
Эволюционная теория
Теория творения
Теория внешнего вмешательства
Теория пространственных аномалий


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 1415
Комментарии: 14


Реклама:
подарочные сертификаты vpodarok.ru сертификат подарочный.





Статьи

Страницы истории
Статьи, посвященные интересным и таинственным событиям как древнего мира, так и современности. Исследования, реконструкции и альтернативные теории
Железная маска

Железная маска20 ноября 1703 г. на кладбище при церкви Св. Павла в Париже состоялось тайное погребение неизвестного арестанта, проходившего по реестру заключенных Бастилии как "Железная маска". С середины XVIII в. и до наших дней ученые и деятели культуры Франции, Италии, Великобритании и Германии, пытаясь раскрыть секрет "Маски", выдвинули более полусотни "кандидатов" на роль таинственного узника. Однако, несмотря на рациональные гипотезы и остроумные домыслы, покров тайны упорно скрывал эту трехвековую загадку истории.

САМЫЙ ТАИНСТВЕННЫЙ УЗНИК В ИСТОРИИ

Первые слухи о бастильском узнике в маске появились при дворе Людовика XIV в начале второго десятилетия XVIII в. Их источником оказалась весьма осведомленная в дворцовых интригах вдова герцога Орлеанского, брата Людовика XIV, Шарлотта Елизавета Баварская. В 1711 г. она в письмах к своей тетке Софье, герцогине Ганноверской, рассказала о распространившихся в придворной среде толках о необычайном узнике главной королевской тюрьмы. По ее словам, в Бастилии в течение нескольких лет содержался и умер неизвестный узник в маске, якобы английский лорд, замешанный в заговоре против английского короля Вильгельма III Оранского.

Значительно большую общественную огласку вызвала книга безымянного автора "Секретные записки по истории Персии", опубликованная в 1745 г. в Амстердаме. Автор, подражая "Персидским письмам" Ш. Монтескье, рассказал о злополучной судьбе Жиафера, незаконного сына "Шаха-Абаса" - Людовика XIV, давшего пощечину своему сводному брату, "Сефи-Мирзе" - "Великому дофину", и осужденному за это на вечное заключение. Было ясно, что этот узник - граф Вермандуа, Великий адмирал Франции, 16-летний сын Людовика XIV и его фаворитки Луизы де Лавальер.

В 1751 г. Вольтер, находясь в эмиграции, выпустил книгу "Век Людовика XIV". В ней автор, сам ставший в 1717, а потом в 1726 г. арестантом Бастилии, поведал миру легендарную историю об ее таинственном узнике, обязанном под страхом смерти носить на лице железную маску. Ему поверили, ведь Вольтер беседовал с людьми, прислуживавшими "Маске" Он же 20 лет спустя предложил сенсационную разгадку тайны: под "Железной маской" скрывали старшего брата Людовика XIV, сына Анны Австрийской и одного из ее фаворитов Версия Вольтера приобрела широкую известность и породила внушительный поток литературы о таинственном заключенном, "короле-солнце" и его времени, не иссякающий до сегодняшнего дня.

Невероятную, но захватывающую историю сразу подхватили публицисты, писатели, ученые. Кроме Вольтера, издавшего свой труд в 1751, 1752, 1753 гг., до Великой французской революции загадка узника Бастилии исследовалась в работах Ж. Шанселя де Лагранжа (1754), Сенака де Мельяна (1755), А. Гриффе (1769), аббата Папона (1780), С. Ленге (1783); в годы революции - публициста Шарпантье (1790) и Ж.-Л. Сулави (1790). Среди многочисленных гипотез и догадок XVIII в. версии, ставящие под сомнение честь королевы-матери, были весьма популярны. Все они предусматривали фамильное сходство с Бурбонами, чем и объяснялась необходимость носить маску. Предположение Вольтера нанесло сильнейший удар по престижу королевской династии. Недаром еще в 1775 г. по приказу министра города Парижа Амело из реестра заключенных Бастилии был изъят 120-й лист, соответствовавший 1698 г.-году поступления таинственного узника в тюрьму, и заменен листом, написанным взамен. Он содержал фальсифицированные данные о его возрасте и имени.

В конце XVIII в. появилась версия о братьях-близнецах королевы Франции, а также наиболее ядовитый домысел: подлинный сын Людовика XIII якобы заточен в Бастилию, а на престол возведен сын Анны Австрийской и кардинала Мазарини. Тем самым под сомнение ставилась законность всех Бурбонов, начиная с Людовика XIV. В 1801 г. эта антиисторическая легенда была использована сторонниками Бонапарта. Появились листовки, где говорилось, что Бонапарт - потомок "Железной маски".

После взятия Бастилии в 1789 г. и обнародования ее архива было установлено, что "Человек в железной маске" был доставлен в тюрьму ее новым губернатором Сен-Маром с о. Сент-Маргерит. Ранее этот узник содержался среди восьми "государственных преступников" в крепости Пиньероль на границе с Пьемонтом. В ней комендантом замка с 1665 по 1681 г. был Сен-Мар, служивший ранее под началом лейтенанта мушкетеров Шарля де Ба Кастельмора (д’Артаньяна). Стало ясно, что поиск "Маски" следует вести среди членов "восьмерки", ставших в разное время по приказу "короля-солнце" узниками замка.

Но на ком остановиться? Исследование осложнялось тем, что большинство узников назывались в переписке не именами, а кличками или условными определениями типа: "узник, доставленный тем-то и тогда-то". Кроме того, было известно, что один из них, граф Лозен, в 1681 г. был освобожден; двое - в том же году переведены в форт Экзиль, где один из них скончался в конце 1686 или в начале 1687 г., а второй вскоре был отправлен на о. Сент-Маргерит. Из остальных пяти двое нашли смерть в Пиньероле, а оставшиеся в 1694 г. также были переправлены на Сент-Маргерит, где один из узников умер, а "Маска" была доставлена в Бастилию.

Благодаря 50-летней работе библиотекаря парижского Арсенала Ф. Равессона, которого стали называть "последним узником Бастилии", ее архив к концу XI X в. стал доступен не только ученым-профессионалам, но и всем заинтересованным историей ее заключенных". В XI X в. архивные материалы и документы изучались Ру Фазийяком (1801), М. Паролетти (1812), Ж. Делором (1825, 1829), П. Лакруа (1836, 1837), А. Шэруэлем (1862), М. Топеном (1869), Т. Юнгом (1873), Ж. Лером (1890), Ф. Равессоном (1866-1891), Д. Карутти (1893), Ф. Бурноном (1893), Ф. Функ-Брентано (1898, 1903) и многими другими представителями науки и культуры. Наиболее существенный вклад в изучение проблемы "Железной маски" внесли французские исследователи: Ж. Делор, П. Лакруа, М. Топен, Т. Юнг, Ж. Лер и Ф. Функ-Брентано.

В XX в. интерес к загадочному узнику, заточенному свыше 30 лет в самых мрачных тюрьмах Франции, нисколько не уменьшился. Появились исследования: англичан А. Ланга и А. С. Барнеса, французов Е. Лалуа, М. Дювивье, Ж. Монгредьена, а также драматурга, члена французской академии М. Паньоля, автора книги "Железная маска" (1965). На рубеже 60-70-х годов выходят книги - П.-Ж. Арреза "Железная маска. Наконец-то решенная загадка" и Ж.-К. Птифиса "Железная маска - самый таинственный узник в истории" В 1978 г. появилась новая сенсационная версия. Французский адвокат П.-М. Дижоль в книге "Набо, или железная маска", утверждал, что узник Бастилии - это слуга королевы Марии-Терезии, жены Людовика XIV, мавр Набо. В отечественной литературе различным версиям решения загадки "Железной маски" зарубежными исследователями посвящены очерки в книге "Пять столетий тайной войны" историка Е. Б. Черняка, выдержавшей пять изданий.

К истории безымянного узника обращались писатели Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, А. де Виньи, В. Гюго, А. Дюма-отец. В X X в., помимо Паньоля, история "Железной маски" заинтриговала литераторов П. Моро, А. Деко, Ж. Бордонева. Ученые и писатели на основе одних и тех же фактов и документов защищают различные, во многих случаях исключающие друг друга гипотезы и версии. И это - убедительное доказательство того, что загадка "самого таинственного узника в истории" по-прежнему не раскрыта.

ГЛАВНЫЕ ПРЕТЕНДЕНТЫ: ВОПРОСЫ И СОМНЕНИЯ

Анализ исторических документов позволил исследователям сосредоточить внимание на трех узниках пиньерольской "восьмерки", наиболее достоверных претендентах на роль "Железной маски". Это - Никола Фуке, бывший суперинтендант финансов Людовика XIV, загадочный "слуга" Эсташ Доже и граф Эркюль Маттиоли, государственный секретарь герцога Мантуанского - Карла IV.

Известный государственный деятель Франции 50-х годов XVII в. Н. Фуке сказочно разбогател на торговле во французских северо-американских колониях, а также за счет финансовых махинаций в собственной стране, пренебрегая отчетностью перед королем. Его дворец в Во-ле-Виконт, украшенный девизом владельца: "Куда он не взойдет?", превосходил по роскоши королевские резиденции. Осуществляя сложную политическую игру, Фуке укрепил о. Бель-Иль и стал обзаводиться собственными кораблями. На случай ареста он, являясь в душе фрондером, составил еще в 1658 г. для своих сторонников, именовавших его "человеком будущего", план сопротивления; пытался подкупить фаворитку Людовика XIV Л.-Ф. Лавальер. Ж.-Б. Кольбер, автор проекта оздоровления финансово-кредитной системы страны, разоблачил Фуке, и тот по приказу короля был арестован 5 сентября д’Артаньяном. Фуке предъявили обвинение в финансовых аферах, оскорблении главы государства и подстрекательстве к мятежу; специальной судебной палатой он был приговорен к пожизненному изгнанию с конфискацией имущества. Этот приговор король заменил бессрочным заключением, и в январе 1665 г. Фуке, конвоируемый д’Артаньяном, переступил порог замка крепости Пиньероль. Здесь ему дали в услужение слугу-шпиона Ла Ривьера. В конце 1669 г. дворянин Валькруассан и бывший слуга Фуке Лафоре проникли в крепость, чтобы освободить Фуке. Попытка не удалась. Лафоре был казнен, а Валькруассан приговорен к пяти годам галер.

24 августа 1669 г. в замок был доставлен "простой слуга" Эсташ Доже, вызвавший "недовольство короля" и арестованный по его приказу. Военный министр Ф.-М.-Л. Лувуа распорядился содержать узника в полном секрете в специальном карцере с двойными дверями, с одноразовым питанием. Под страхом смерти ему запрещалось разговаривать даже с комендантом о чем-либо, кроме повседневных нужд, и передавать какие-либо вести о себе. Большинство исследователей рассматривало его имя как псевдоним, так как черновики приказов о его аресте и доставке в Пиньероль были безымянными.

19 декабря 1671 г. в Пиньероль под эскортом д’Артаньяна был доставлен граф А.-Н. Лозен, капитан королевской гвардии, генерал-полковник драгун. Он поплатился за то, что грубо оскорбил фаворитку короля мадам Монтеспан, а позднее имел дерзость претендовать на руку двоюродной сестры короля герцогини де Монпасье. В первой половине 70-х годов Лозен вместе со слугой проделали ход в расположенную над ними камеру Фуке. Они стали встречаться и разговаривать друг с другом. Ход был обнаружен только в марте 1680 г.

2 мая 1679 г. в Пиньероль в строжайшей тайне привезли с черной бархатной маской на лице министра герцога Мантуанского, графа Маттиоли. Вопреки дипломатической неприкосновенности, он по приказу Людовика XIV был арестован за выдачу правителям Австрии, Испании, Пьемонта и Венецианской республики секрета сделки между королем и герцогом о продаже Франции приграничного города Касале. Однако уже в 1682 г. об аресте и заточении Маттиоли знала вся Европа.

Кандидатуры Фуке, Доже и Маттиоли на роль "Железной маски" обсуждаются до настоящего времени. Но прийти к единому мнению так и не удалось. И это неудивительно. Ведь Фуке, по утверждению тюремной администрации и сообщению "Газетт де Франс" от 6 апреля 1680 г., скончался 23 марта от апоплексического удара. Маттиоли, по весьма достоверным данным, умер на Сент-Маргерите в апреле 1694 г. Остается Доже... По мнению Монгредьена и Птифиса, он поплатился двумя десятками лет тайного одиночного заключения за знание секретов Фуке, которому прислуживал в Пиньероле Но тогда сразу возникает вопрос: зачем скрывать лицо Доже под маской? Ведь известно, что до 23 марта 1680 г. он ее не носил.

Загадка "Железной маски" требует ответа и на другие вопросы, возникающие в связи с судьбами этих заключенных. Вот только некоторые из них... Почему в 1672 г. была отвергнута идея Сен-Мара дать в услужение Лозена Доже, а в 1675 г. сам Лувуа предложил использовать его в качестве второго слуги Фуке? С какой целью в ноябре 1678 г. король и Лувуа, минуя Сен-Мара, стали интересоваться у Фуке, чем занимался Доже до отправки его в Пиньероль? При каких обстоятельствах и от чего умер Фуке, после того как в конце 1679 г. состоялась его встреча с родными, а по Парижу пронесся слух о его близком освобождении? Каким образом могли появиться в карманах одежды Фуке на 54-й и 91-й день после его кончины какие-то бумаги, отсылаемые, по словам Лувуа, каждый раз королю. Как объяснить, почему день смерти и день его похорон в Париже разделяет промежуток времени в один год и пять дней, хотя разрешение на выдачу родным тела покойного подписано королем на 17-й день после кончины экс-министра? Почему Вольтер после разговора с членами семьи Фуке смог заявить: "Итак, остается неизвестным, где умер этот несчастный, малейшие поступки которого принимали широкую огласку, когда он был могущественным". Как Лувуа мог обязать государственного секретаря по иностранным делам Шарля Кольбера, маркиза де Круасси, возложить на свое ведомство начиная с 1681 г. все расходы по содержанию "двух дроздов" Сен-Мара в форте Экзиль, включая затраты на его губернатора, подчиненных ему офицеров, врача, священника и роты солдат? Ведь все государственные тюрьмы Франции финансировались по министерству Лувуа! Почему с середины 80-х годов условия содержания одного из узников Сен-Мара, неизменно привлекавшего внимание короля и его министров, постоянно улучшались? Наконец, чем объяснить, что в конце 1699 г. Сен-Мар оборудовал в Бастилии для узника в маске звуконепроницаемую камеру, а уже в марте 1701 г. "Маска" оказалась в камере с другими заключенными? Возникает и ряд других вопросов, на которые ответа нет. Так что же? Неужели тайна "Железной маски" останется навсегда не разгаданной, как еще в XIX столетии предрекал великий французский историк Жюль Мишле? Ведь за последние 20 лет замечен только один документ, не обративший на себя внимание исследователей, а практически все существующие версии неоднократно опровергались.

КТО ИЗ УЗНИКОВ ПИНЬЕРОЛЯ СТАЛ "ЖЕЛЕЗНОЙ МАСКОЙ" БАСТИЛИИ?

Путь к решению загадки "Человека в железной маске" лежит, по нашему мнению, в плоскости изменения традиционной исторической методологии. Так, путем включения в исторический поиск системного подхода и разработанной автором на его основе "матрицы идентификации" удалось проследить судьбы всех узников "восьмерки", направленных в разное время в замок Пиньероль (в августе 1687 г. новым арестантом стал дворянин д’Эрс), и установить, кто из них стал "Железной маской" Бастилии.

В чем сущность "матрицы идентификации"? Она представляет собой логическую таблицу, поле которой схоже с шахматной доской, где горизонтальные линии задаются хронологическим перечнем исторических документов и фактов, относящихся прямо или косвенно к участникам "восьмерки", а вертикальные - соответствуют сумме числа заключенных из указанной группы, находящихся одновременно в Пиньероле, Экзиле, Сент-Маргерите и в Бастилии. Точки их пересечения соответствуют участию тех или других узников в событиях, отраженных в хронологическом перечне документов и фактов. Соединяя эти точки прямыми, получаем "жизненные пути" каждого из узников группы. Исследовались различные гипотезы идентификации "Маски". Гипотеза, дающая нулевое количество случаев несогласованности исторических событий узловым фактам, рассматривалась как наиболее вероятная.

Вот как выглядит реконструкция основных событий в четырех тюрьмах на протяжении 1674-1703 гг., полученная на основании использования "матрицы идентификации". Сентябрь 1674 - март 1675 г.: скончался один из слуг Фуке - Шампань; Сен-Мар по распоряжению Людовика XIV дает в услужение эксминистру Эсташа Доже с условием, чтобы тот ни в коем случае не обслуживал Лозена и чтобы никто, кроме Фуке и его слуги Ла Ривьера, не общался с ним. Ноябрь - декабрь 1677 г.: получено разрешение короля для Лозена и Фуке гулять отдельно друг от друга по территории замка в сопровождении своих слуг. Ноябрь 1678 - январь 1679 г.: Лувуа, минуя Сен-Мара, направляет "личное письмо" Фуке:

"Монсеньер, с большим удовольствием я исполняю приказ, который король соблаговолил мне отдать: сообщить Вам, что Его Величество намерен в ближайшее время предоставить значительное смягчение Вашего заключения. Но до этого Его Величество желает быть осведомленным, не разговаривал ли называемый Эсташем, которого Вам дали для услуг, с другим приставленным к Вам слугой о том, как он использовался прежде, чем объявился в Пиньероле. Его Величество приказал спросить у Вас об этом и сказать Вам, что он рассчитывает, что Вы без всяких опасений сообщите мне правду об упомянутом выше для того, чтобы Его Величество мог принять меры, которые он сочтет наиболее подходящими, после того как он узнает от Вас, что именно вышеупомянутый Эсташ мог сказать своему товарищу о своей прошлой жизни. Его Величество желает, чтобы Вы ответили на это письмо частным образом, ничего не говоря о его содержании монсеньеру Сен-Мару, которому я сообщил, что король пожелал, чтобы он Вам доставил бумагу и т. д.".

Фуке, сломленный физически и морально 18-летним заключением, дал согласие шпионить за Доже, узнать у Ла Ривьера и сообщить сведения, интересующие короля, Лувуа и Кольбера. Распоряжениями от 20 января и 15 февраля 1679 г. король и Лувуа разрешили Фуке и Лозену видеться, разговаривать, вместе обедать, совершать совместные прогулки по всей крепости и общаться с ее офицерами. Сен-Мару и экс-министру приказано следить, чтобы Доже ни в коем случае не встречался ни с Лозеном, ни с кем-либо другим, кроме Фуке и его слуги Ла Ривьера. Одновременно 20 января Фуке было направлено другое "личное послание" Лувуа, обнаруженное историком Ж-К. Птифисом. "Вы выучите, - писал Лувуа, - упомянутые Сен-Маром меры предосторожности, требуемые королем, которые приложены, чтобы воспрепятствовать Эсташу Доже общаться с кем-либо, кроме Вас. Его Величество ожидает, что Вы употребите все усилия, поскольку Вы знаете, по какой причине никто не должен знать, что знает он". Февраль - декабрь 1679 г.: ответ Фуке вызвал удовлетворение Людовика XIV, который таким образом перестраховался в части мер предосторожности по отношению к Доже. В награду король разрешил жене Фуке, его дочери, сыну - графу де Во, братьям д’Агду и Мезьеру, а также поверенному жены Фуке отправиться в Пиньероль и свободно общаться с экс-министром. По приезде его дочь и граф Во поселились в помещениях замка, рядом с отцом. Сен-Мару поручили наблюдать, чтобы Доже не разговаривал с кем-либо наедине 18 августа 1679 г. Лувуа приказал Сен-Мару отправить в Париж лейтенанта Бленвилье с секретным донесением, которое нельзя было "доверить почте". Январь - февраль 1680 г.: Лозен стал "волочиться" за дочерью Фуке. Узники рассорились и перестали видеться. Отныне Лозен - враг Фуке; родственники Фуке удалены из замка и из города. В январе Фуке заболел, и из Парижа был выслан "пакет лекарств". 23 марта 1680 г. Сен-Мар отправил Лувуа донесение о внезапной смерти Фуке. Однако обычных документов - свидетельства о смерти, вскрытии тела и похоронах - никто никогда не видел. По Парижу пошли слухи об отравлении Фуке. Одновременно сотрудниками Кольбера распространилась легенда, что экс-министр был якобы освобожден и умер по дороге в столицу в Шалон-на-Соне.

Сохранился ответ Лувуа Сен-Мару от 8 апреля 1680 г. Людовик XIV из письма коменданта узнал о смерти Фуке, а также о том, что Лозен и экс-министр общались между собой без ведома Сен-Мара через отверстие, пробитое между камерами. Король приказал после ремонта перевести Лозена в камеру Фуке, уверив графа и всех любопытствующих, что слуги покойного, Ла Ривьер и Доже, выпущены на свободу. На деле было приказано посадить обоих в отдельную камеру и принять строжайшие меры, чтобы они не имели никаких связей с внешним миром. 9 апреля король распорядился выдать людям вдовы Фуке тело покойного мужа для перевозки куда им будет угодно. Однако, по официальным данным, Фуке был похоронен в Париже одновременно со своей матерью только 28 марта 1681 г., т. е. через 370 дней после кончины. 22 апреля 1681 г., после очередной смены фаворитки короля, Лозен был освобожден, но вынужден на первых порах отправиться в изгнание.

Упомянутые выше обстоятельства позволяют предположить, что Фуке стал жертвой заговора. Может быть, его пытались отравить или намеренно давали наркотики, после чего тайно перевели в карцер. Это могло быть выполнено лично Сен-Маром без участия офицеров замка, но, по-видимому, при помощи Доже и Ла Ривьера, заключенных затем в "Низкую башню". Об этом косвенно свидетельствует письмо Лувуа Сен-Мару от 10 июля 1681 г. "Мною установлено, - писал Лувуа, - как стало возможным, что именуемый Эсташем мог сделать то, что Вы смогли мне отправить, и где он приобрел снадобья, необходимые для дела; нельзя думать, что Вы ими его снабдили". О чем здесь речь, исследователи спорят до сих пор.

Именно Доже и Ла Ривьер - "дрозды", или "люди такого сорта" - в сентябре 1681 г. были перевезены Сен-Маром в сопровождении его роты в полном секрете, в закрытых носилках в форт Экзиль, расположенный в Юго-Западных Альпах. Маттиоли, а также двое других из пиньерольской "восьмерки", якобинский монах и Дюбрей, остаются в Пиньероле под охраной одного из лейтенантов Сен-Мара - Вильбуа. Все затраты в Экзиле шли по ведомству Кольбера де Круасси. Гроб с телом лже-Фуке (но не Доже, как считал Аррез) был выдан с большой задержкой богобоязненным родным, когда уже никто не решался разобраться, кто же на самом деле находился в нем. На рубеже 1686-1687 гг. в Экзиле умер от водянки Ла Ривьер, а в апреле 1687 г. Доже, сопровождаемый Сен-Маром, был переведен на Сент-Маргерит, в специально подготовленную для него камеру.

Остров Сент-Маргерит отделен от Лазурного берега и города Канн проливом шириной в 3 км. В западной части острова расположен феодальный замок, заложенный Ришелье и укрепленный Вобаном. Он долгое время служил государственной тюрьмой. Проспер Мериме, посетивший Сент-Маргерит в сентябре 1834 г., оставил подробное описание мрачной темницы, где содержали человека, известного под именем "Железная маска". "Трудно понять столь странное сочетание жестокости и слабости в тюремщиках "Железной маски", - заключал Мериме свой рассказ.- Я называю тюремщиками не тех безвольных исполнителей, что охраняли его, а людей, приказавших заточить несчастного. Если они были способны содержать беднягу почти двадцать лет в этой суровой темнице, то как недоставало у них мужества прекратить его страдания ударом кинжала?" И ведь правда, почему? Ведь на этот вопрос внятно никто не ответил!

В 1691 г. умер Лувуа. Его сын Л.-Ф.-М. Барбезье был назначен военным министром. В январе 1694 г. другой лейтенант Сен-Мара - Лапрад, ставший после смерти Вильбуа комендантом замка Пиньероль, сообщил Барбезье о кончине "самого старинного узника Пиньероля, имени которого он (якобы.- Ю.Т.) не знает". Барбезье просит Сен-Мара сообщить ему это имя шифром. Им был, согласно нашей гипотезе, Фуке, казавшийся некоторым исследователям "Железной маской". Четырех оставшихся в живых "государственных преступников" Пиньероля (Маттиоли, якобинского монаха, Дюбрея и д’Эрса) в апреле 1694 г. в связи с военными действиями на границе с Савойей перевели под охрану Сен-Мара на Сент-Маргерит. Как раз Маттиоли, новый военный министр, Барбезье считал заключенным, "имеющим более важное значение", чем те, которые уже находились на острове. Это дает основание сторонникам "итальянской версии" считать, что Маттиоли после Сент-Маргерит оказался в Бастилии. Однако, основываясь на переписке Барбезье с Сен-Маром, есть все основания утверждать, что он скончался на острове в апреле 1694 г.

Теперь "старинным заключенным" Сен-Мара становится Доже. В сентябре 1698 г. Сен-Мар вместе с ним прибыл в Бастилию в качестве губернатора вместо умершего Бесмо. 19 ноября 1703 г. Доже скончался. Его похоронили под новым вымышленным именем - Маршиоли, созвучным с именем узника Пиньероля. Окружению Людовика XV и Людовика XVI внушали, что "Железная маска" - это всего лишь "министр одного из итальянских князей" - авантюрист Маттиоли. Таким образом, в результате возникшей в значительной мере стихийно "эстафеты" образ "Железной маски" для внешнего наблюдателя складывался из событий, документов и фактов, относящихся как к Фуке, так и к Маттиоли и Доже.

М. Шамийяр, сменивший в 1701 г. скончавшегося Барбезье, говорил Вольтеру об узнике Бастилии: "Это тот человек, который знал все секреты Фуке". Вероятно, Доже мог многое знать о Фуке, в частности, тайну событий 23 марта 1680 г.времени возможного "превращения" Фуке в "неизвестного" Пиньероля. Кроме того, согласно Птифису, Доже обладал и собственными секретами... Но можно ли найти ключ к объяснению такой уникальной меры секретности, как необходимость скрывать лицо Доже под маской, и к сохранению в тайне судьбы всех заключенных "семерки" после исчезновения Фуке в 1680 г. и его странных похорон в Париже в 1681 г.? Первая наша версия, отраженная в публикациях 1977-1982 гг., предполагала, что король и его администрация благодаря этим чрезвычайным мерам достигли нескольких важных, но ограниченных целей. Бесследно исчезли Фуке и Маттиоли. Доже унес в могилу не только тайну внесудебной расправы с Фуке, но, по-видимому, и некоторые сведения, оглашение которых было бы опасно для судьбы Карла II Английского.

Казалось бы, достаточно? Но сомнения у автора этих строк оставались. Хотя "матрица идентификации" и раскрыла тайну многоликости "Железной маски", а также убедительно показала, что "бастильский узник" - Доже, главный вопрос этой 300-летней исторической загадки остался нерешенным... Ведь если Доже - псевдоним, то кто он на самом деле? А если Фуке действительно умер 23 марта 1680 г. от смертельной болезни, то оправдана ли маска Доже? И вообще, нужна ли маска если Дюже - малоизвестная личность? Ведь бесспорно, что в Пиньероле он маски не носил, а в 1677 г. гулял с Фуке по территории замка. И в то же время с конца 1678 - начала 1679 г. его выход из камеры был строжайше запрещен.

"Маска", - подчеркивал Лалуа, - это некто, к кому применена совокупность мер предосторожности, которые никогда не применялись для какого-либо другого заключенного.". "Мы,- продолжал он, - не знаем другого, которому его тюремщик говорил бы, помещая в тюрьму: "Если вы заговорите со мной или с кем-либо другим о чем-либо, кроме ваших повседневных нужд, я воткну вам мою шпагу в живот". Его одного транспортировали в носилках, закрытых клеенкой, чтобы никто его не увидел; он один был вынужден носить маску в течение пяти лет, и это после 29 лет заключения и без надежды стать свободным, как только посредством смерти; ему одному, наконец, меняли имя так, что его псевдоним "Доже" был напоследок убран... Его одного сопровождал тот же тюремщик при всех переменах мест заключения. Он один от начала до конца обслуживался комендантом тюрьмы и его первым лейтенантом... Мы точно знаем сегодня, что тот не оказывал ему почестей, но всегда мог сделать вывод, что секрет этого человека очень важен". Может ли быть решена проблема идентификации "Человека в железной маске?", задавал вопрос Лалуа, и сам же отвечал, "что это невозможно, что только случайность прольет тут свет. Его следует искать среди людей, исчезнувших в августе 1669 г.".

"ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ" ЭСТАША ДОЖЕ

По мнению большинства исследователей X X в., а также согласно автору "матрицы идентификации", наиболее вероятный кандидат на роль "Железной маски" Бастилии - это "простой слуга" Доже, арестованный в августе 1669 г. и скончавшийся 19 ноября 1703 г. Поскольку все специалисты твердо убеждены, что "Эсташ Доже" - это псевдоним, были предприняты поиски с целью обнаружить персонаж, в отличие от Вольтера и его последователей, не обязательно знатный, но который бы "вписывался" в комплекс событий, документов и фактов, относящихся непосредственно к "Человеку в железной маске" и его судьбе.

Так, англичанин А. Ланг, исходя из формулы документа Лувуа "это только слуга", произвел поиск слуги во франко-английских документах, относящихся к 1669 г., т. е. к году ареста Доже. Он нашел только некоего Мартена, слугу французского протестанта Ру Марсийи, обвиненного в заговоре против жизни Людовика XIV и колесованного в Париже 22 июня 1669 г. Другой англичанин, А. С. Барнес, указал на аббата Преньяни, тайного агента Людовика XIV, направленного с секретной миссией в марте 1669 г. к Карлу II Английскому и исчезнувшего одновременно с арестом Доже в Дюнкерке. Под "Железной маской" французский историк Е. Лалуа пытался "разглядеть" священника Э. Доже, свидетеля амурных похождений короля с мадам Монтеспан. Ж. Монгредьен и Ж.-К. Птифис полагали, что это человек, которому известны все секреты Фуке. М. Паньоль пытался доказать, что под именем Доже скрывали брата-близнеца Людовика XIV" Наконец, адвокат П.-М. Дижоль предположил, что узником Бастилии стал маленький мавр Набо, бывший в услужении королевы Марии-Терезии. Такова палитра исследователей загадки "Железной маски".

Оценивая в целом предлагаемые гипотезы и различные домыслы, следует признать, что только версия Паньоля может объяснить необходимость ношения маски узником Бастилии. В первых главах своей книги "Железная маска" он путем тщательного анализа исторических документов, достоверных фактов и событий показывает, что наиболее вероятный человек под маской - это Эсташ Доже. Однако в заключительной главе Паньоль, извлекая, по его словам, "перо Александра Дюма", набрасывает проект романа, в котором цитаты и исторические факты в кавычках, а остальное - его вымысел. Фантазия автора этой главы не имеет границ: здесь участвуют многие исторические лица Франции XVII в. при минимальном количестве цитируемых документов и огромном массиве надуманного материала.

Что касается других версий и гипотез... то слуге Мартену вообще не удалось "приписать" каких-либо секретов; он ничего не знал и служил у Ру Марсийи добросовестным "почтальоном". Аббат Преньяни после нескольких лет пребывания в неизвестности "объявился" 9 декабря 1674 г. в качестве секретного помощника французского посла в Риме, где и умер в конце 1678 или начале 1679 г. Версия Лалуа "слаба", она не соответствует испорченным нравам французского двора, о чем красноречиво свидетельствуют мемуары Сен-Симона и других авторов. Ни Монгредьен, ни Птифис не смогли конкретно объяснить, о каких секретах Фуке и Доже идет речь.

Остается сенсационная версия Дижоля, возбудившая интерес во Франции в 1978 г. Дижоль утверждал, правда без каких-либо доказательств, что его теща, урожденная Дегранже, поведала ему фамильный секрет узника Бастилии, сохранявшийся в ее семье в течение семи поколений. В свое время старый шевалье Сен-Мар, младший сын которого женился на мадемуазель Дегранже и вскоре погиб в одном из сражений, якобы открыл своей невестке, что узник Бастилии - это маленький мавр, слуга королевы Марии-Терезии, супруги Людовика XIV, ставший ее любовником. Это невероятное событие подтверждалось тем, что 16 ноября 1664 г. королева, по словам мемуаристов, разрешилась черной дочкой - Мари-Анной Бурбон. В 1666 г. (через два года?!) разгневанный король приказал отправить мавра в услужение губернатору Дюнкерка, где мавр Набо был переименован в Эсташа Доже. В 1669 г. он был арестован по приказу короля и направлен в замок Пиньероль.

Книга Дижоля, хотя и имеет много ссылок на подлинные документы из архивов Франции, однако сходна с 19-й главой книги Паньоля "Железная маска". Настораживает то, что ни в одном из цитируемых Дижолем подлинных документов нет и намека на "черноту" Эсташа Доже и Ла Ривьера, которого он также причислил к маврам. Для того чтобы каким-либо образом подтвердить свою версию документально, Дижоль пошел на искажение текстов книг XVIII и XI X вв., в которых описывается внешность узника Бастилии. Приведем два примера подобных "корректив" Дижоля.

Он, как и многие авторы, описывающие узника Бастилии, использует сведения о встрече другого заключенного этой тюрьмы (с 1702 по 1713 г.) Константина Ренневиля с предполагаемой "маской". В книге "Французская инквизиция, или история Бастилии" Ренневиль так описывает этого узника: "Это был человек среднего роста, но весьма широкий, он носил черную повязку на очень густых и совсем не тронутых сединой волосах". Дижоль, цитируя Ренневиля, выбросил из этой фразы слова: "весьма широкий". Это можно объяснить тем, что маленький мавр Набо совершенно не схож со словесным портретом узника Бастилии. Другой, более разительный пример. В 1698 г. Сен-Мар, направляясь с "Маской" в Париж, делал остановку в своем замке Пальто. Крестьяне Сен-Мара, когда узник проходил через двор, разглядели "его зубы и губы, что он был высок и имел белые волосы" Дижоль конструировал другую концовку этой фразы: "... он был высокого роста с белыми волосами... один огромный черный призрак, белые волосы". Здесь он намеренно дополнил известную цитату такими словами, чтобы представить Доже человеком с черной кожей.

Одновременно с этим Дижоль фальсифицировал исторические факты. Так он "отправил" весь двор Людовика XIV в 1669 г. в Дюнкерк, где король якобы должен был ожидать возвращения Генриетты Орлеанской из Англии после переговоров и заключения франко-английского союза. Согласно Дижолю, Лувуа, опасаясь новой встречи Набо с королевской четой в Дюнкерке, где тот под именем Эсташа Доже обслуживал с 1666 г. жену губернатора города, приказал Доже арестовать и отправить в Пиньероль. На сайом деле двор Людовика XIV пустился в путь не в 1669 г., а 28 апреля 1670 г., и для сохранения в тайне переговоров не в Дюнкерк, а во Фландрию. В Дюнкерк с личной свитой прибыла только Генриетта Орлеанская. Переговоры велись не в Англии, а в Дувре, куда она выехала 24 мая 1670 г.

Тем не менее самое удивительное то, что по сообщению издателей книги Дижоля итальянское научное общество "Pro Loco Pinerolo" и его филиал "Centre Permaneto di studio della Machero di Ferro" (Постоянный центр изучения "Железной маски") на двух своих конгрессах в 1974 и 1976 гг. в результате сопоставления гипотез Монгредьена, Арреза, Птифиса и Дижоля (взамен умершего Паньоля) пришли к выводу, что "на страницах этой книги существует историческая правда"". Однако, что это за "правда", не говорится ни слова.

Остается, в частности, вопрос: каким образом появилась у королевы Франции чернокожая дочка, которую любил король, одаривал ее подарками, а когда в 30-летнем возрасте "мавританка" ушла в монастырь, он назначил ей солидную пожизненную пенсию. Мария-Терезия, а после ее смерти мадам Монтеспан постоянно заботились об этой никому неизвестной монахине. Разгадка семейной тайны Людовика XIV оказалась возможной только на основе современной генетической науки. Ученые Медико-генетического научного центра РАН, с которыми консультировался автор статьи, утверждают, что рождение у королевской четы дочки с черной кожей вполне реально и объясняется тем, что среди далеких предков Марии-Терезии - инфанты Испании - оказались арабы. Известно, что подавляющая часть Испании, кроме горных районов Наварры, находилась в VIII- XI вв. под их полной властью.

ЗАГАДКА "АНГЛИЙСКОГО СЛЕДА" "ЖЕЛЕЗНОЙ МАСКИ"

Слова Лалуа о "Железной маске" в концентрированном виде отражают всю сложность этой историко-криминальной загадки. Они заставляют исследователя не раз глубоко задуматься: каким образом известную совокупность событий, фактов, документов превратить в стройную логическую систему доказательств единственно возможного варианта идентификации бастильского узника?

Очевидно, следует вновь подвергнуть глубокому и тщательному анализу все материалы, чтобы попытаться уловить некоторые, казалось бы, незначительные и неважные нюансы исторических событий, которые могут обозначить путь к решению этой загадки.

Такой поиск, проведенный в 1980-1990 гг., позволил нам, несмотря на то, что большинство документов о "Маске" намеренно уничтожены или потеряны, выявить ряд обстоятельств, не замеченных или не принятых во внимание исследователями. Во-первых, это никем логически не объясненное изменение строгости в условиях содержания и обращения тюремщиков с Эсташем Доже на разных этапах его заключения с августа 1669 г. в Пиньероле до кончины в Бастилии в ноябре 1703 г. Во-вторых, принуждение Фуке, больного, истерзанного морально и физически 18-летним заключением, к слежке с конца 1678 г. за слугой - Доже, и как "награда" - временное облегчение условий тюремного режима с конца 1679 по начало 1680 г., о чем свидетельствует переписка Лувуа с Фуке, полное содержание которой было скрыто от Сен-Мара. В-третьих, сложное переплетение событий, связанных с загадочной смертью, погребением Фуке и судьбой его слуг Доже и Ла Ривьера. И, наконец, в-четвертых, замеченная впервые нами определенная корреляция между отношением к Доже королевской администрации в течение 34 лет его заключения со стороны "клана" Кольбер - Лувуа и сложными социально-политическими событиями в связи с борьбой за английский престол между протестантами и католиками.

Неожиданная роль Кольбера де Круасси, брата знаменитого министра Людовика XIV Жана-Батиста Кольбера, в финансировании тайного заключения Эсташа Доже в Экзиле, навела нас на новый, "английский след" в изучении 300-летней загадки всемирной истории. Ведь не надо забывать, что Круасси, прежде чем стать с 1679 г. государственным секретарем по иностранным делам, в 1668-1669 гг. был послом в Англии и принял активное участие в подготовке и заключении Дуврского договора, имевшего ряд секретных статей. Этот договор был одним из ключевых элементов дипломатии Людовика XIV. Продолжая внешнюю политику своих предшественников, кардиналов Ришелье и Мазарини, король Франции, мечтая в идеале о всемирной монархии, за 54 года своего личного правления-с 1661 г. до своей кончины в 1715 г., -провел в течение 32 лет четыре большие войны. Его первоочередной целью, которая достигалась любыми средствами, было расширение территории Франции до ее "естественных границ" за счет Испанских Нидерландов, итальянских княжеств, Священной Римской империи и обеспечение гегемонии в Европе.

В интересах безопасности своего тыла сначала Мазарини, а затем Людовик делали все, чтобы различными способами отвлечь Англию от ее союза с протестантскими государствами, ослабить ее позиции в Европе и мире. Для этого Людовик потворствовал реакционной политике Стюартов в их борьбе с парламентом и собственным народом, способствовал разжиганию кровавой междоусобицы английских католиков и протестантов. Во время правления Карла II и его брата, ярого католика Якова II, Людовик искал с ними союза, а после "Славной революции" 1688 г. и восшествия на престол Вильгельма III Оранского, инспирировал заговоры и военную интервенцию для восстановления династии Стюартов.

Исходя из более широкой панорамы событий и оставаясь в рамках системного подхода с использованием логических матриц, мы воспользовались основной идеей теоремы Геделя "о неполноте", откуда следует необходимость перевода исследований в более широкую формализованную логическую систему в случае возникновения вопросов, не решаемых в рамках более узкой.

К. Гедель (р. 1906 г.) - немецкий математик; в 1931 г. доказал теорему о "неполноте" формальных математических систем. В настоящее время признается, что эта теорема имеет общенаучное значение (см.: Фейнберг Е. Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и науке. М., 1992, с. 54-56).

Новый анализ исторической загадки "Железной маски" проведен автором на фоне военнополитической и социальной обстановки в Западной Европе, с учетом взаимоотношений французской монархии и ее военных и дипломатических служб в 1660-1715 гг. с Англией, Голландией, итальянскими княжествами, Святым Престолом и "Обществом Иисуса" .

Чтобы понять многие противоречия франко-английских отношений в период правления Людовика XIV, вернемся к началу XVII в., когда четыре короля Англии: Яков I (1603-1625), Карл I (1625-1649), Карл II (1660-1685) и Яков II (1685-1688) - упорно цеплялись за абсолютистскую доктрину и на первый план тайно или явно ставили борьбу с пуританизмом. Святой Престол совместно с "Обществом Иисуса" делали все возможное для того, чтобы путем широкого проникновения в Англию иезуитов достичь конечной цели - восстановления католицизма в качестве государственной религии. При Якове 1 они открыли в Англии несколько колледжей. Король разрешил католикам полную свободу богослужения в стране. Карл 1 продолжил эту политику.

Революция 1640-1660 гг. и казнь Карла I в 1649 г. временно приостановили наступление католической реакции. Реставрация династии Стюартов в 1660 г. в лице Карла II вернула все на "круги своя". Правительство Карла II грубо нарушило принятую 4 апреля 1660 г. "Бредскую декларацию", согласно которой король обещал политическую амнистию, свободу религии. Была полностью восстановлена англиканская церковь в ущерб пресвитерианству и индепедентским сектам. Карл проводил в обход парламента внешнюю политику, не обеспечивавшую полной защиты экономических интересов английской буржуазии и нового дворянства. Стремление Стюартов править помимо парламента, опираясь на поддержку внешних сил - абсолютистского правительства Людовика XIV и католической церкви, привело к новому конфликту с буржуазией и джентри. В 1668 г. был заключен союз трех протестантских государств - Англии, Голландии и Швеции. Но уже в следующем году Карл II с доверенными министрами начал переговоры с Людовиком XIV в целях заключения англо-французского договора.

Внешнеполитическая цель Людовика - ослабление позиций Англии в Европе и в мире за счет усиливавшегося торгового, колониального и морского соперничества между ней и Соединенными провинциями (Голландией), потворство реакционной политике Стюартов, а также разжигание вражды английских католиков и протестантов, потребовали и значительных дипломатических усилий.

На первом этапе реализации своих планов король Франции нашел, как это ни странно на первый взгляд, партнера в лице Карла II Английского. В свою очередь в Людовике XIV Карл видел могущественного католического монарха, союз с которым позволил бы ему решить три первоочередные задачи. Во-первых, приобрести союзника для борьбы с Голландией на море и в заморских территориях; во-вторых, стать независимым в финансовом отношении от парламента; в-третьих, перейти самому в католическую веру и склонить к этому своих сограждан, так как эта религия предполагала полное подчинение подданных абсолютному авторитету королевской власти. Карл предложил Людовику вступить в союз еще в 1664 г. Одновременно Карл II нащупывал почву в Риме, добиваясь сначала от папы Александра VII (1655-1667) в 1663 г., а затем от Климента I X (1667-1669) разрешения на тайный переход в католическую веру в обмен на поддержку королем английских католиков. В течение 1664-1666 гг. продолжались бесплодные переговоры с участием послов Англии и Франции. Английские министры ревниво относились к французским притязаниям в Испанских Нидерландах, в то время как сами в марте 1665 г. начали морскую войну с Голландией.

Людовик, предвидя неизбежный конфликт с Испанией, не желал портить отношения с Соединенными провинциями и в январе 1666 г. объявил войну Англии. Тогда же возобновились письменные переговоры между двумя монархами. 11 мая 1667 г. было подписано англо-французское секретное соглашение, и немедленно войска маршала Тюренна вторглись во Фландрию. "Странная война" с Англией, ограничившаяся длительным переходом французского флота из Средиземного моря в Ла-Манш, закончилась в июле 1667 г. подписанием Бредского мира и перераспределением испанских земель в Америке. Франко-голландская война 1667-1668 гг. завершилась Ахенским мирным договором, подписанным Кольбером де Круасси. Франция удержала части Фландрии с 11 городами, но вернула Испании Франш-Конте. Изменение международной ситуации неизбежно привело к большему сближению Франции и Англии.

ТАЙНЫ ДУВРСКОГО ДОГОВОРА

История заключения Дуврского франко-английского союза, разрушившего складывавшуюся коалицию протестантских государств, направленную против Франции, заслуживает особого разговора. После провала переговоров в Риме Карл продолжал упорно обдумывать проект восстановления католицизма в Англии и своего обращения в католическую веру. Осуществление его планов, в частности получение помощи от короля Франции, ускорил переход его брата, герцога Йоркского, в католическую веру, подготовленный в 1668 и завершенный. в 1672 г. 4 февраля 1669 г. король объявил о своих намерениях лорду Арунделю и сэру Клиффорду. Было принято решение действовать согласованно с Францией и просить помощи у французского короля. Некоторое время спустя лорд Арундель был направлен в Париж для ведения переговоров с Людовиком XIV и подготовки статей будущего договора Однако самое активное участие в переговорах приняла сестра Карла II, жена брата Людовика XIV Филиппа, герцогиня Генриетта Орлеанская. Она была их идейным вдохновителем, ведя регулярную переписку со своим братом, который постоянно советовался с ней по поводу всех деталей как ведения переговоров, так и конкретного содержания будущих статей соглашения. С начала 1669 г. вся их корреспонденция велась с помощью специального шифра. В июле 1668 г. Карл II сообщил сестре, что готов "вступить с Францией в союз более тесный, чем раньше". И в то же время он выражал опасения в связи с французскими завоеваниями во Фландрии, созданием мощного французского флота, стремлением Людовика превратить свою страну в крупную торговую и морскую державу, "а это, - подчеркивал Карл II, - повод к недоверию". Англия не может вступить в союз с Францией "до тех пор, - заключал он, - пока торговля, определяющая крупные и главные интересы английской нации, не будет гарантирована".

С самого начала переговоров Карл II не доверял французскому послу в Лондоне Кольберу де Круасси. В связи с этим государственный секретарь по иностранным делам Юг Лионн в письме от 23 февраля 1669 г. рекомендовал послу подготовить почву для засылки к Карлу тайного агента Людовика XIV - аббата Преньяни, астролога, человека опытного, с гибким умом. Считалось, что он должен вызвать интерес у Карла II, находившего в астрологии удовольствие и веру. Герцог Монмаут обязался рекомендовать Преньяни своему отцу. Аббат должен был действовать согласно приказаниям и инструкциям Круасси. Преньяни прибыл в Лондон в марте 1669 г.

Положение осложнялось тем, что сам Людовик XIV относился к Преньяни с недоверием. Он согласился с идеей о посылке этого импровизированного дипломата, однако оставил за собой право быстро завершить его миссию, если она не даст ощутимых результатов. Так он и сделал. Впервые о Преньяни мы узнаем из письма от 23 февраля 1669 г., а уже 4 мая его отзывают. Король поставил его в полную зависимость от Круасси, запретив ему прямую переписку как с собой, так и с Лионном. Все старания Преньяни как астролога, предсказателя и прорицателя войти в доверительные отношения с Карлом II оказались безуспешными. Сорвались и его попытки внушить королю идею о союзе с Францией через Монмаута и герцога Букингема. Кончилось это тем, что Лионн запретил Преньяни действовать, используя этих придворных. Тогда аббат постарался быть полезным лично Круасси. Лионн писал, что Преньяни может в этом случае задержаться в Лондоне, чтобы получить вознаграждение.

Однако уже 4 мая, а затем совершенно ультимативно 29 мая Лионн от имени короля потребовал, ссылаясь на его приказ, возвращения Преньяни во Францию без всякой задержки. Король "видел, что он там ничего теперь не сможет совершить для дела, которое имел в виду Его Величество". 1 июня Лионн в третий раз писал Круасси, чтобы Преньяни, чья миссия была секретной для всех англичан, кроме Карла II, немедленно вернулся. Круасси в письмах брату, Ж.-Б. Кольберу, от 17 июня, а затем от 4 июля 1669 г. отзывался с большой симпатией об аббате и его усилиях в осуществлении его миссии, которая закончилась полным провалом, но сопровождалась экстраординарными расходами. Круасси выражал надежду, что они будут оплачены ему и Преньяни после их отчета об английских делах королю 27 июля 1669 г. Лионн известил Кольбера де Круасси о возвращении аббата Преньяни во Францию. 28 июля королем был подписан приказ об аресте неизвестного, названного в чистовом варианте Эсташем Доже. Вместе с арестом Доже исчез на несколько лет и аббат, что привело к отождествлению этих персонажей.

После провала миссии Преньяни в Лондоне дело переговоров перешло в руки главной посредницы между Людовиком XIV и Карлом II - герцогини Орлеанской. Ее роль в заключении Дуврского соглашения чрезвычайно велика. Хорошенькая, грациозная и умная, герцогиня Орлеанская была полной противоположностью своему брату Карлу II, человеку тщеславному, погрязшему в любовных приключениях, не понимавшему реального положения ни в собственной стране, ни в Европе. Она осознавала, что англо-голландское соперничество на море вынуждает Англию желать "установления тесной дружбы с королем Франции".

Карл II и его брат, герцог Иоркский, настаивали на том, чтобы принцесса Генриетта приехала в Англию для завершения переговоров. В мае 1670 г. Людовик XIV предпринял отвлекающий маневр. Весь двор с королем и королевой выехал во Фландрию. Граф Лозен командовал королевским эскортом. Брат короля Филипп Орлеанский, муж Генриетты, поставил условием, чтобы герцогиня, не посещая Англии, оставалась в Дувре не более трех дней, а затем сразу возвращалась в Париж. В Лилле Мадам отделилась с личной свитой от королевского кортежа и 24 мая прибыла в Дюнкерк, откуда выехала в Дувр. Там во главе английской эскадры ее ожидали Карл II, герцог Иоркский, принц Руперт и герцог Монмаут Переговоры потребовали еще нескольких дней и завершились подписанием 1 июня 1670 г. англо-французского секретного Дуврского договора. С английской стороны его подписали граф Арлингтон, лорд Арундель, шевалье Клиффорд и шевалье Беллидс; за Францию - Кольбер де Круасси. Вот основные положения договора.

Король Англии решил публично заявить о своей приверженности к католической религии, примирить себя с Римской церковью, как только благоденствие его королевства будет обеспечено. Для того, чтобы поддержать эту декларацию, Карл II получил аванс в 2 млн. ливров. Людовик XIV сохранил верность Ахенскому договору с Испанией, что дало Карлу возможность остаться верным Тройственному союзу. Оба короля объявляют войну Соединенным провинциям: Карл II должен поставить 50 военных кораблей и 6 тыс. солдат для войны на суше; Людовик - 30 кораблей и остальных солдат, требуемых для наземных операций. Объединенным флотом должен командовать герцог Иоркский. Франция обеспечивала королю Англии для ведения войны ежегодную субсидию в 3 млн. ливров.

Это был триумф Генриетты Орлеанской. Карл II преподнес ей в качестве подарка 6 тыс. пистолей, а когда она готовилась к отъезду, подарил ей драгоценности, оцениваемые еще в 2 тыс. В свите герцогини находилась очаровательная мадемуазель Керуаль, увидев которую, сластолюбивый Карл попросил оставить ему "эту драгоценность, чтобы хранить ее возле себя". Генриетта отвергла его домогательства, но он добился обещания, что Керуаль вернется в Англию, если он обеспечит ей место фрейлины у королевы, своей жены. В следующем году Керуаль, тайный французский агент, отправилась в Англию, где вскоре стала фавориткой короля и герцогиней Портсмутской, сохранявшей в течение полутора десятков лет французское влияние на политику Карла II.

Секретный договор нельзя было представить парламенту для ратификации. Он нуждался в прикрытии. Поэтому 21 декабря 1670 г., пятью членами министерства "Кабаль" - Клиффордом, Арлингтоном, Букингемом, Ашлеем и Лодердейлом был подписан второй договор с Францией, включавший некоторые статьи первого, кроме обещания Карла перейти в католичество Букингем договорился о начале военных действий против Голландии весной 1672 г. Необходимость ведения войны перед парламентом обосновывалась англо-голландским соперничеством на море и выгодами от торговли с Францией.

Между тем Людовик XIV уже давно понял, что обещание Карла II перейти в католичество - это только предлог, чтобы выманить деньги. Было очевидно, что Франции не придется посылать войска в Англию, если ее король решит публично порвать с протестантством. Вместе с тем французские деньги и династические связи удерживали шаткое равновесие в англо-французских отношениях. Официальная субсидия Людовика XIV составляла 3 млн. ливров ежегодно. Реально Карл получил от Франции до конца своего царствования 9950 тыс. ливров, что соответствовало 740 тыс. ф. ст. Из них 8 млн.-в рамках секретного договора. Само содержание договора и условия его подписания были настолько безнравственными и шокирующими, что, по сведениям историка Ф. Фрезера, только в 1830 г. они стали широко известными, когда был опубликован его полный текст.

Трагическая судьба постигла главную героиню секретного Дуврского соглашения - Генриетту Орлеанскую. 16 июня 1670 г. ей была устроена торжественная встреча при французском дворе после возвращения из Дувра. А через две недели, 30 июня, в два часа ночи герцогиня в муках скоропостижно скончалась в возрасте 26 лет. По Франции и Англии поползли слухи об отравлении.

Неожиданная смерть Генриетты могла нанести существенный ущерб франкоанглийским отношениям, выполнению стратегических планов Людовика XIV. Поэтому в тот же день французские медики в присутствии нескольких англичан - королевского хирурга А. Боше, английского посла, аббата Монтегю и других - провели вскрытие тела покойной. Врачам не удалось установить подлинную причину смерти герцогини, но они отвергли версию об отравлении Карлу II было отправлено сердечное письмо Людовика XIV. В Лондон от имени короля Франции был послан маршал Беллефонд с соболезнованием, сообщением о вскрытии тела Мадам и его результатах для опровержения слухов об отравлении сестры английского короля". В итоге отношения Англии и Франции стабилизировались, о чем свидетельствовал официальный Дуврский договор, заключенный в конце 1670 г., в котором статьи, касающиеся религии, отсутствовали.

Современные медики, ознакомившиеся по просьбе автора с актом о вскрытии покойной, считают причиной ее смерти перитонит, последовавший от прободной язвы желудка или, что еще более вероятно, от острого панкреатита.

В начале 1672 г. французская армия вторглась в Голландию, а английский флот 23 марта того же года напал на голландский конвой. Успешному наступлению французов воспрепятствовал Вильгельм Оранский, избранный штатгальтером, генерал-капитаном и Великим адмиралом Республики. 22 июня 1672 г. по его распоряжению голландцы разрушили плотины, а уже 29 июня в Версале начались переговоры о мире. После поражения англо-французского флота при Текселе Англия 19 февраля 1674 г. по Вестминстерскому договору вышла из войны. Франция продолжала боевые действия в течение 1672-1678 гг., приобретя в лице Вильгельма Оранского непримиримого врага.

Война между коалицией государств во главе с Францией и антифранцузской группировкой, возглавлявшейся Соединенными провинциями, закончилась в результате Нимвегенских мирных переговоров (1678-1679). В Нимвегене были подписаны шесть мирных договоров: франко-голландский, франко-испанский, франко-датский, шведско-голландский, договор Бранденбурга с Францией и Швецией. Франция получила Франш-Конте и ряд других территорий в Испанских Нидерландах; были признаны французские права в Гвиане и Сенегале. Голландии возвращен Маастрихт и отменены высокие таможенные тарифы, введенные Кольбером. Этот договор явился крупным дипломатическим успехом Франции и укрепил ее военную и дипломатическую гегемонию в Европе.

ПО ДВОЙНОМУ СЛЕДУ "ЖЕЛЕЗНОЙ МАСКИ"

Обрисовав часть исходного исторического фона, на котором происходили события, оказавшие, как мы увидим далее, влияние на судьбу "Человека в железной маске", проследим теперь некоторые узловые моменты синхронного дихотомического ряда между условиями заключения и обслуживания Эсташа Доже в различных тюрьмах и событиями военной и дипломатической служб Франции во взаимодействии с аналогичными службами Англии и Голландии.

1677 год. Доже, являясь с 1675 г. новым слугой Фуке, еще мог сопровождать его при прогулках по замку. Хотя Лувуа, исходя из времени и места ареста, мог подозревать, что "простой слуга" осведомлен о каких-то делах, связанных с Карлом II. В августе 1678 г. в Англии был раскрыт так называемый "папистский заговор", нацеленный на восстановление прав католической церкви Среди объективных факторов, заставивших общество сразу поверить в существование заговора, было недоверие к политике Карла II. Король собрал 20-тысячную армию, якобы для войны с Францией, но, получив в 1678 г. тайную субсидию в почти 1 млн. ливров от Людовика XIV, отказался от объявления войны. Между тем католики, а иезуиты в особенности, были возмущены браком Вильгельма Оранского с дочерью Якова, протестанткой Марией, прямой наследницей престола, заключенного с согласия Карла и лорда-казначея Данби. О мечтах приверженцев католицизма можно судить по одному из писем секретаря герцога Иоркского - некоего Кольмана, ловкого интригана, знавшего много о подлинных планах короля и его брата. "На их руках (сторонников католической партии.-Ю.Т.) теперь великое дело, - писал он, - ни более, ни менее, как обращение в католицизм трех государств и, может быть, полное уничтожение ядовитой ереси, так долго господствующей над большей частью Европы. Успех их нанес бы протестантской религии такой удар, какого она не получала со времени своего появления". Официальная наука оценивает заговор только как некую провокацию, вызвавшую панику в государстве.

Она началась после того, как некий Титус Отс, в прошлом иезуит, заявил, что 24 апреля 1678 г. в таверне "Белая лошадь" происходило собрание конгрегации английских иезуитов. Было якобы принято решение об убийстве Карла II и восстановлении в Англии католицизма. На самом деле собрание конгрегации состоялось у герцога Иоркского, брата короля. Заявление Титуса Отса вызвало бурную реакцию. Страна была возбуждена и верила во что угодно. Тем более что в заговоре были замешаны королева и министр тори Данби. Расследование, проведенное парламентом, привело к казни 35 католиков. Карл был вынужден молча согласиться, хотя, как утверждает официальная хроника, "Карл, Данби и тори прекрасно знали, что заговор был чистейшим вымыслом, но боялись в этом признаться".

Французский журналист XIX в. Габриель Жоган-Паже (псевдоним - Лео Таксиль), которому удалось внедриться в "Общество Иисуса" и добраться до его архивов, иначе оценивал сеть заговора папистов. Он писал, что заговор действительно имел целью государственный переворот, убийство Карла II и восстановление в Англии католицизма в качестве государственной религии. Некоторые историки полагают, что его описание заговора - это фантазия и мистификация. Однако современный французский историк Бернар Коттрет, опираясь на публикации 1681, 1686 и 1824 гг., обобщенные в работах Дж. Поллока и М. де Серто, призывает вновь вернуться к серьезной оценке этих событий. Как бы то ни было, но "папистский заговор" обострил политическую борьбу. Дуврский договор был денонсирован. Парламент исключил всех католиков из армии и объявил Якова лишенным прав на престолонаследие. Проблема его преемственности трону приобрела теперь острую форму. Карл, подчеркивая отсутствие какого-либо другого наследника, публично объявил незаконность претензий своего сына-протестанта герцога Монмаута на престол.

В ноябре 1678 г., после провала "папистского заговора", Людовик XIV и Лувуа заинтересовались, что делал Доже до того, как попал в Пиньероль. Сразу, как только Фуке согласился стать доносчиком Лувуа и выведать, что Доже известно о чем-то очень важном, условия заключения экс-министра значительно смягчились, а его слуги, Доже, - ужесточились. Вместе с тем 13 марта 1679 г. Лувуа просил Сен-Мара сообщить ему о здоровье Эсташа Доже. "Личная переписка" Лувуа с Фуке продолжалась с конца 1678 и почти весь 1679 г.. Почти все письма из нее намеренно уничтожены или пропали. Однако по сохранившимся фрагментам, а также по известным письмам Лувуа и Сен-Мара с близкой датировкой можно реконструировать основное содержание злополучного "соглашения" между Фуке, с одной стороны, королем и Лувуа - с другой. Фуке было обещано значительное смягчение тюремного режима, возможность встречи с родными, а в ближайшем будущем, по-видимому, и освобождение из заключения. Взамен экс-министр после определенных нравственных колебаний согласился на следующие требования короля и Лувуа. Во-первых, Фуке обязался узнать через Ла Ривьера все о прошлом Доже, и главное - чем тот занимался до своего ареста; во-вторых, Фуке совместно с Сен-Маром должны были следить за тем, чтобы Доже никогда не встречался с Лозеном, не сопровождал Фуке в прогулках по крепости, ни с кем не говорил наедине; в-третьих, чтобы Фуке никому - ни Лозену, ни родственникам - не рассказывал о том, что он узнал о прошлом Доже... Однако, как можно заключить из последующих фактов, Фуке был бессовестно обманут. Секреты Доже стали причиной того, что король не дал ему покинуть Пиньероль живым.

Сведения, полученные через Фуке, и меры, принятые им и Сен-Маром в отношении слежки за Доже, были высоко оценены Людовиком XIV. Еще в 1677 г. Сен-Мар за неукоснительное и четкое выполнение обязанностей тюремщика получил от короля в награду 10 тыс. экю, что позволило ему приобрести земельные владения, в частности дю Пальто, де Димон и дЭримон. Это дало королю возможность пожаловать его в 1678 г. дворянским званием. Он стал монсеньером де Сен-Маром, сеньором дю Пальто, де Димон и дЭримон. В 1679 г. он получил звание младшего лейтенанта мушкетеров. Случайно ли это?!

В это время в Англии был распущен торийский "Кавалерский парламент" ( 1661-1678 гг.), который Карл II намеревался использовать для восстановления в стране абсолютизма. В феврале 1679 г. был избран новый парламент с подавляющим числом вигов. Карл был вынужден отослать Якова в Брюссель, начал распускать армию и обещал отправить в отставку Данби. Был принят "Habeas Corpus Act", что явилось серьезным шагом к обеспечению свободы личности. Однако несколько позднее король вернул Якова и приказал своему сыну, Монмауту, командующему королевской гвардией, оставить страну. Оппозиция требовала перемены курса внешней политики и разрыва с Францией. В начале 1680 г. Монмаут, вопреки приказу короля, вернулся в Лондон. В одном "памфлете на него указывали, как на вождя нации в будущей борьбе "против папства и тирании". В декабре 1680 г. Англия была вновь объята паникой в связи со слухами о новом заговоре против короля.

В этом и двух последующих парламентах (октябрь 1680 - январь 1681; 21 - 28 марта 1681 г.) виги сосредоточили свои усилия на том, чтобы не дать Якову наследовать брату и стать королем. Однако они затруднялись в выборе между дочерью Якова, протестанткой Марией, вышедшей в 1677 г. замуж за Вильгельма Оранского, внука Карла I, и герцогом Монмаутом, побочным сыном Карла II. В конце концов остановились на кандидатуре Монмаута. Возник кризис престолонаследия - один из самых острых в ее внешней и внутренней политике. К созыву мартовского парламента положение Карла казалось безнадежным: казна была пуста, армия - готова восстать. Король осуществил ловкий маневр, предложив следующий компромисс: Яков наследует престол, а Вильгельм и Мария в качестве регентов будут править страной от его имени. В ответ лидер вигов Шефтсбюри предложил королю признать наследником Монмаута.

Однако Карл II, получив новые субсидии от Людовика XIV, перешел в наступление, опираясь на торийских джентри, церковь и армию. Он распустил парламент, поставив на важнейшие посты представителей тори, и обратился к нации с прокламацией о поддержке законного престолонаследия В 1681-1682 гг. руководители вигов начали готовить вооруженное восстание, для чего Монмаут объезжал провинции и вербовал сторонников. Одновременно в 1681 г. возник заговор "Дома ржаных колосьев" с целью убийства Карла и Якова. Оба заговора провалились. Вождь вигов Шефтсбюри в ноябре 1682 г. бежал в Голландию. Другие главари, в частности Рассел и Сидней, были казнены. В сентябре 1682 г. Монмаута арестовали в Стаффорде, но отпустили на свободу, и в 1683 г. он удалился в изгнание в Гаагу.

После таинственной кончины Фуке в марте 1680 г. двух узников из "Низкой башни", которых король считал "достаточно важными, чтобы не передавать в другие руки", в октябре 1681 г. перенесли в закрытых носилках в Экзиль. 2 марта 1682 г. Лувуа передал Сен-Мару приказ короля об усилении мер по охране заключенных, исключавших даже их разговор с кем-либо из гарнизона форта. 11 марта Сен-Мар перечислил меры, ужесточавшие охрану. В мае того же года король запретил Сен-Мару длительно отлучаться по личным делам.

В 1683-1684 гг. Карл укрепил и стабилизировал свое положение. Но в начале 1685 г. он заболел и 16 февраля скончался, перейдя на смертном одре тайно в католическую веру. Яков II, дав обещание соблюдать государственную религию, вступил на престол, не встретив сопротивления. Это был недалекий человек, желавший возродить в Англии господство католицизма как верного средства для восстановления абсолютизма. При этом он надеялся на помощь Людовика XIV и не ошибся. Яков сразу получил 900 тыс. ливров от французского посла Барийона. При этом, если 6 января 1685 г. Людовик XIV отверг просьбу Сен-Мара об отпуске, то 20 марта, когда уже Яков стал королем, разрешил верному тюремщику в течение двух-трех недель отдыхать с женой во французской Савойе.

Воцарение Якова стало смертельным ударом по честолюбивым замыслам герцога Монмаута и планам шотландцев об освобождении от реакционной политики короля- -католика. В мае и июне 1685 г. предводитель шотландцев граф Аргайль и герцог Монмаут, объявивший себя королем, высадились на севере и западе Англии. Оба восстания были жестоко подавлены: 350 мятежников были повешены, более 800 продано в рабство; подвергнутых порке и заключенных в тюрьму было еще больше. Аргайль и Монмаут, взятые в плен, соответственно 30 июня и 15 июля взошли на эшафот и были обезглавлены Для предупреждения новых мятежей Яков увеличил армию до 20 тыс. человек и заменил многих офицеров и должностных лиц папистами. 4 апреля 1687 г., а затем вторично в апреле 1688 г. он опубликовал "Декларацию о веротерпимости", представлявшую католикам равные права с протестантами на военной и гражданской службе. Ближайшей целью Якова было установление абсолютной католической монархии на основе тесного союза с Людовиком XIV. 20 июня 1688 г. было объявлено о рождении принца Уэльского, что устраняло от престола дочерей-протестанток Якова.

В это время, на рубеже 1686-1687 гг., в Экзиле умер от водянки Ла Ривьер. Накануне Лувуа предупредил Сен-Мара, чтобы были приняты меры, исключавшие побег заключенных и их контакты с кем-либо. В марте 1687 г. проводились работы для перевода на Сент-Маргерит последнего из них. 3 мая СенМар доложил Лувуа, что узник в закрытом портшезе доставлен на остров. Дорога из-за его болезни продолжалась 12 дней - "он не мог вдохнуть столько воздуха, сколько ему хотелось". 8 января 1688 г. Сен-Мар сообщил Лувуа, как он размещен; некоторые приняли его за герцога Бофора, а другие за сына покойного Кромвеля.

Реакционная политика Якова II вызвала возмущение большинства социальных слоев государства. Вожди обеих партий, вигов и тори, 30 июня обратились к Вильгельму Оранскому с просьбой встать на защиту протестантов в Англии и прав своей жены Марии Все лето Вильгельм был занят снаряжением флота и армии. Яков и его министры находились в нерешительности. Они полагали, что угроза Франции напасть на Голландию остановит Вильгельма Оранского. Однако Людовик, вопреки советам Лувуа, начал кампанию на Рейне. Историк Дж. М. Тревельян считал эту акцию "величайшей ошибкой жизни Людовика XIV".

15 ноября 1688 г. флот Вильгельма, состоявший из 500 транспортных судов под эскортом 50 военных кораблей, бросил якорь в Торбее. Его армия в 13 тыс. солдат вступила в г. Эксетер. В северной Англии началось народное восстание. В Шотландии правительство короля было свергнуто Войска Якова, собиравшиеся около г. Солсбери, из-за несогласия ее командиров и измены Джона Черчилля стали разбегаться.

Яков II, покинутый всеми, даже дочерью Анной, в начале января 1689 г. бежал во Францию, куда ранее граф Лозен доставил его жену и сына. Людовик предоставил королю в качестве резиденции замок Сен-Жермен-ан-Ле и ежегодную пенсию в 600 тыс. ливров, рассчитывая использовать ограниченного и фанатичного монарха в своих целях. В феврале 1689 г. парламент провозгласил королем и королевой Англии Вильгельма III и дочь Якова протестантку Марию Стюарт. Англия присоединилась к антифранцузской Аугсбургской лиге, куда с июля 1686 г. входили Голландия, Империя, Испания, Швеция, Бавария, Пфальц и Саксония, и объявила войну Франции. 23 октября 1689 г. парламент принял "Билль о правах". Было признано право народа через своих представителей избирать короля и изменять порядок престолонаследия. С этого времени Вильгельм, Мария и впоследствии Анна становились государями только в силу "Билля о правах".

В феврале 1689 г. Людовик XIV направил Якова II в Брест, откуда французская эскадра отплыла в Ирландию. Там Якову удалось спровоцировать восстание ирландских католиков против протестантского гарнизона. Весной Людовик выделил экс-монарху 7 тыс. французских солдат под командованием графа Лозена, бывшего узника Пиньероля. За заслуги перед якобитами Лозен в 1692 г. был возведен в герцогское достоинство. В июле 1690 г. в битве у реки Войн Вильгельм III разгромил якобитскую армию. Яков вернулся во Францию. В октябре 1691 г. Джон Черчилль (впоследствии герцог Мальборо) разбил ирландского генерала-якобита Сарсфилда. Британские острова оказались под властью Вильгельма III.

Яков II надеялся вернуть себе трон с помощью Людовика XIV. В начале 1692 г. в Нормандии 30-тысячная армия готовилась для высадки десанта в Англию. Однако очередная авантюра провалилась Союзный англо-голландский флот одержал победу над французским 29 мая 1692 г.: французы потеряли 14 кораблей, остальные укрылись в Сен-Мало. Эта битва нанесла смертельный удар по проекту реставрации католиков-Стюартов при помощи иностранного оружия. После этого Франция постепенно теряла способность претендовать на роль великой морской державы. Хотя ее флот был восстановлен, французские моряки и их военачальники уже не верили в возможность победы.

16 июля 1691 г. скоропостижно скончался Лувуа. Говорили, что был заготовлен приказ о его заточении в Бастилию. Лувуа якобы вызвал гнев Людовика XIV из-за бесчинств французских войск в районе Пфальца на Рейне. Но не было ли это только формальной причиной для опалы Лувуа? Уже 13 августа его сын Барбезье, назначенный военным министром (?!), запрашивает Сен-Мара об узнике, который находится под его охраной "в течение 20 лет", а 5 марта 1693 г. . приказывает ему впредь не именовать в письмах заключенных, а использовать только их "клички". Последующие документы показывают, что Барбезье не сразу вошел в курс проблем, связанных с судьбой пиньерольской "семерки". Так, например, в январе 1694 г. он просил Сен-Мара сообщить ему шифром, как зовут "самого старинного заключенного", скончавшегося в Пиньероле. При переводе оставшихся узников этой тюрьмы в апреле на Сент-Маргерит он ошибочно считал, что их только трое и что один из них более важен, чем те, которые уже находятся на острове. В действительности их было четверо (!). Однако начиная с конца 1695 г. его внимание сосредоточилось только на судьбе "старинного заключенного", называемого иногда "Прованским узником".

В конце 1694 г. умерла жена Вильгельма III, дочь Якова II протестантка Мария, и якобиты вновь подняли голову. Тайная война между правительством Вильгельма III и якобитским двором в Сен-Жермене вступила в новую фазу. В начале 1696 г. созрел якобитский заговор, ставивший целью убийство Вильгельма III. В феврале этого года в Англию по заданию Якова II тайно проник его незаконный сын Жак Фитцджеймс, герцог Бервик. Его основная задача заключалась в том, чтобы убедить английских якобитов начать восстание против Вильгельма III. Только при этом условии Людовик XIV соглашался на высадку французского корпуса в Англии. Однако Бервик наткнулся на отказ. Одновременно был подготовлен заговор другим лазутчиком Якова II сэром Джорджем Беркли. Он и телохранители Якова должны были 15 февраля 1696 г. напасть на Вильгельма и его свиту, возвращавшихся с охоты. Заговор провалил один из его участников. Последовали аресты и казни как самих заговорщиков, так и их покровителей в правительственных кругах, на которых рассчитывали якобиты в Сен-Жермен-ан-Ле.

На рубеже 1695-1696 гг. Барбезье выразил беспокойство относительно охраны "старинного заключенного" в случае отсутствия Сен-Мара. Комендант 6 января 1696 г. послал подробнейший отчет о строжайших условиях его охраны и обслуживания. В этом письме имеются любопытные детали, касавшиеся посещения камеры узника на Сент-Маргерите, а также воспоминания Сен-Мара относительно охраны Фуке. Когда Сен-Мар уезжал или был болен, два его лейтенанта в определенный час кормили заключенных, начиная с "моего старинного узника", как называл его Сен-Мар. В отличие от первых лет заключения Эсташа Доже, теперь ему лейтенант "кладет учтиво кушанья" (!), а в конце "его спрашивает весьма вежливо, не нуждается ли он в чем-либо другом". Очень интересное место письма касается заключения экс-сюринтенданта: "Покойный Фуке готовил прекрасную и доброкачественную бумагу, на которой я давал ему писать, и затем я отправлялся ночью собирать ее в маленьком мешочке, который он зашивал в глубине своих верхних штанов, что я и посылал покойному господину, Вашему отцу". Не эти ли бумаги отсылались Лувуа к королю после официальной смерти Фуке в 1680 г.?!

Война Аугсбургской лиги с Францией и ее союзниками закончилась подписанием в октябре 1697 г. Рисвикского мира. Англия добилась от Людовика признания Вильгельма III королем и обещания отказаться от поддержки притязаний Якова II. Однако между Англией и Францией возникло новое "яблоко раздора". Испанский король Карл II был болен, и стал актуальным вопрос о мирном дележе испанских владений, так называемого "испанского наследства". Тайные переговоры с представителями английского короля начались в конце 1697 г. и продолжались до октября следующего года. Был подписан секретный договор о разделе Испанской империи между Францией, Англией и Голландией с учетом интересов сына электора Баварии. При этом Людовик XIV учитывал, что положение Вильгельма III в Англии из-за риска новой войны было сложным. В феврале 1699 г. баварский принц скончался от оспы, что превратило заключенный договор в клочок бумаги. Тайные переговоры возобновились, и II июня 1699 г. был подписан новый договор между Францией и Англией на иных условиях, включающих отказ Версаля от поддержки Якова II и его сына. Однако английские якобиты готовили новый заговор. После смерти в 1700 г. герцога Глостерского, единственного сына дочери Якова принцессы Анны, отличавшейся слабым здоровьем, они надеялись, что трон достанется сыну Якова II.

В сентябре 1698 г. Сен-Мар вместе со "старинным заключенным" был переведен в Бастилию, где во второй половине 1699 г. одна из камер была переделана для него в "беззвучную". 1 ноября этого же года скончался король Испании Карл II, оставив завещание в пользу внука Людовика XIV герцога Анжуйского. После продолжительных колебаний в ноябре 1700 г. Людовик известил Вильгельма III, что Франция отказывается от договора о разделе испанского наследства. 23 февраля 1701 г. герцог Анжуйский стал королем Испании Филиппом V. Людовик сразу же ввел французские гарнизоны в крепости Испанских Нидерландов и приказал испанским губернаторам повиноваться Филиппу.

Политическая ситуация в Англии в 1700-1701 гг. подробно проанализирована в работе Бакстера. Английский парламент, собравшийся в феврале 1701 г., поддержал Вильгельма и дал ему полномочия для заключения оборонительного союза с Голландией. Одновременно готовился новый билль о престолонаследии". 6 марта 1701 г. узника в маске временно перевели в общую камеру с обыкновенными преступниками. 12 июня 1701 г. английский парламент принял акт о престолонаследии, пресекавший претензии английских Стюартов. Было также решено, что государь Англии должен принадлежать отныне к англиканской церкви. Всем будущим королям Англии запрещалось оставлять страну без согласия парламента. Согласно принятому акту, английский трон должна была занять после Вильгельма III младшая дочь Якова II протестантка Анна, а затем ее родственник-протестант, представитель Ганноверского дома Вопреки этому, когда 16 сентября 1701 г. Яков скончался, Людовик XIV и папский нунций признали королем Англии его сына Якова III".

Авантюристическая политика Людовика сплотила англичан вокруг Вильгельма III. Дипломатическая обстановка в Европе стала для Франции неблагоприятной. Образовалась антифранцузская коалиция в составе Англии, Соединенных провинций, Австрии, Пруссии, Дании и мелких германских княжеств. 19 марта 1702 г. умер Вильгельм III. На престол взошла Анна, вторая дочь Якова II, опиравшаяся на талантливого полководца и государственного деятеля Джона Черчилля, графа Мальборо. В мае Англия, Голландия и император Леопольд объявили войну Франции. Началась война за "испанское наследство" (1702-1714) 19 ноября 1703 г. узник, носивший маску, скоропостижно скончался. 20 числа он был тайно похоронен на кладбище при церкви Св. Павла под именем Маршиоли 28 сентября 1708 г. "господин Бенин Доверн, шевалье Сен-Мар, сеньор де Димон и дю Пальто, бальи де Сен", умерший в возрасте 82 лет, был похоронен на том же кладбище совсем рядом с "Человеком в железной маске" как будто его роль тюремщика должна была продолжаться также и в потусторонней жизни...

ЭСТАШ ДОЖЕ - КТО ОН?

Кто же этот человек, который в течение 34 лет становился узником четырех тюрем Франции и которому с 1669 по 1703 г. в переписке тюремной администрации сменили свыше восьми кличек и имен? Почему с 1678-1679 гг. он привлекал пристальное внимание короля Франции и его доверенных министров? Зачем были приняты экстраординарные меры секретности, вплоть до ношения маски?

Тайна "Железной маски", по нашей гипотезе, носит комплексный, "многоуровневый" характер. Во-первых, это человек, который знал все секреты Фуке, включая, по нашему мнению, обстоятельства его таинственной и неподтвержденной смерти в 1680 г., а может быть, и перехода к другой мере наказания; во-вторых, это человек, ставший "совладельцем" некоторых замыслов Карла II Английского, связанных с его тяготением к католической религии; в-третьих, главный секрет "Маски", неизвестный ни самому ее носителю, ни тюремщикам, а только королю и его самым доверенным министрам, - это проект, возникший, по-видимому, в середине 1681 г., использования "Человека в железной маске" в нужный момент в качестве своеобразного "Троянского коня" для дестабилизации социально-политического положения в Англии с целью вывода этого государства из действующих и потенциальных противников Франции.

Для того, чтобы распознать "лицо и биографию" "Маски", вернемся к тому времени, когда Карл II вел двойную игру с Людовиком XIV и Святым Престолом, стремясь к победе католической церкви в Англии и склоняя к этому своих соотечественников.

Регистрационный журнал колледжа "Общества Иисуса" в Сант-Андре в Риме на странице 160 имеет следующую запись: "Жак де Ла Клош с острова Джерси, сын короля Англии, 24 лет от роду, прибыл II апреля 1667 г." Послушник Ла Клош предъявил генералу Ордена иезуитов Паоло Оливе три свидетельства, удостоверявшие его личность: два сертификата, подписанные 27 сентября 1665 и 7 февраля 1667 г. Карлом II Английским, и третий, полученный им от шведской королевы Кристины (1632-1654), принявшей католичество и покинувшей трон.

В первом из них Карл признавал, что он отец Жака Стюарта, который жил во Франции и в других странах до 1665 г. под вымышленным именем, а затем в Лондоне, где вновь носил другое имя: де Ла Клош де Бург де Джерси. По причинам, которые касаются спокойствия в стране, Жак может предъявить эту декларацию и раскрыть секрет своего происхождения только после смерти короля. Во втором - Карл дарует ему ежегодное пособие в 500 ф. ст. с условием, что он будет пребывать в Англии в религии своих отцов.

В третьем документе, полученном им от шведской королевы, которая после отречения от трона в 1654 г. жила в Гамбурге, значилось: "Жак Стюарт, живущий инкогнито под именем де Ла Клош де Бург, родился на острове Джерси и является побочным сыном Карла II, короля Англии. Его Величество признало его в сообщении, которое оно нам сделало. Он воспитывается в кальвинистской секте, но теперь ее покинул и присоединился к Святой Римской церкви в Гамбурге. 29 июля 1667 г." Подписано: Кристина Александра.

Эти документы, обнаруженные в архивах Ордена итальянским иезуитом П. Боэро, были проанализированы им в журнале "Католическая культура" (Рим, 1863 г.), а также английским историком лордом Актоном в "Отечественном и зарубежном обозрении" (июль, 1862 г.) в статье "Секрет истории Карла II". Лорд Актон подчеркивал, что если бы генерал Ордена Джиованни Паоло Олива внимательно отнесся к первому свидетельству Карла II, то мог бы заметить, что 27 сентября 1665 г. (дата подписания документа) английский король и его двор, опасаясь эпидемии чумы, переехали в Оксфорд. Только 28 января 1666 г. король вернулся в Гемптон Корт. Несогласованность в датах, а также возраст бастарда - 24 года, названный самим де Ла Клошем, вызвали подозрения в подлинности документов, предъявленных им Оливе. Однако Боэро утверждал, что подпись короля и его печать достоверны.

Кем мог быть Жак де Ла Клош? Откуда он взялся и как возникла "легенда" о его королевском происхождении? Отталкиваясь от его имени, лорд Актон выдвинул гипотезу, что фамилия Ла Клош была заимствована от одного протестантского пастора, жившего на Джерси в середине XVII в. Это предположение правдоподобно, так как Карл в молодости, опасаясь преследования пуритан, с апреля по июнь 1646 г. скрывался на о. Джерси в 50 милях от берегов Англии.

В это время он обитал в Элизабет Кастл вблизи от поместья Тринити, где жила очаровательная Маргарита Картерет, дочь владельца поместья и родственница губернатора острова Джорджа Картерета, вышедшая замуж в 1655 г. за пастора Жана де Ла Клоша. В поместье Тринити, которое еще существовало в начале XI X в., хранился когда-то портрет Карла II, принадлежащий кисти Лели, - шедевр, подаренный самим королем. Историки считают, что Маргарита Картерет - первая "зарегистрированная" любовь юного принца Карла и, что маловероятно, мать Жака де Ла Клоша. Это было бы возможно, если бы в 1668 г., когда он вступил в Орден иезуитов, ему было не 24, а 22 года. Однако не исключено, что Жак являлся жителем острова Джерси. Или по крайней мере он (а скорее те, кто вел эту сложную дипломатическую авантюру, в которой де Ла Клошу отводилась роль сына английского короля) был хорошо осведомлен о событиях, связывавших представителей знатных фамилий острова с принцем Уэльским.

Еще большее недоумение историков вызвало письмо Карла Оливе от 3 августа 1668 г. В нем Карл признался Оливе, что в условиях, в которых он оказался во время подготовки секретного договора с Людовиком XIV, и желании перехода в католическую веру, обращение его сына казалось ему ниспосланным самим Провидением. Ведь теперь без риска и не вызывая подозрений, наиболее действенную помощь он мог получить от своего сына Жака де Ла Клоша де Джерси, который находился в Риме в Ордене иезуитов. Карл также признался Оливе, что этот юноша - "плод его давней любви к одной юной даме из очень видной семьи нашего королевства". Он рожден "первой юной девушкой" короля во время его пребывания на Джерси в 1646 г., когда Карлу было 16 лет. Король надеялся скоро признать его публично, поэтому только его одного он мог посвятить в секрет своего обращения в католическую веру.

Король желал осуществить посвящение де Ла Клоша в сан священника путем обращения к папе. Если этого нельзя было сделать до его отъезда курьером из Рима в Лондон, то Карл надеялся добиться этого в Париже от Людовика XIV или с помощью сестры Генриетты. Король писал, что посвящение можно было бы провести в Лондоне, однако иезуиты в Англии находились под подозрением. Карл советовал своему сыну заботиться не о деньгах, а о своем здоровье, которое было слабым, и избегать поездок в плохое время года. Король выражал всю свою нежность сыну из-за его добрейшего характера, постоянной благовоспитанности, солидности от своих занятий и происхождения. Карл обещал также, что если сын покинет духовную службу, то он сможет получить более высокий титул, чем его брат, герцог Монмаут.

Наконец, король добавлял, что, если он и его брат герцог Иоркский умрут бездетными, "королевство будет принадлежать Вам и парламент не сможет законно препятствовать, если только не появится, быть может его единственный избранник - протестантский король". Карл настаивал, чтобы его сын направлялся в Англию в светском костюме, как простой дворянин, и добавлял, что обе королевы страстно желают его видеть (королева-мать и жена Карла). Эта фраза письма вновь вызвала сомнение в его подлинности. Известно, что королева-мать навсегда покинула Англию в начале июля 1665 г. и жила во Франции, недалеко от Парижа.

29 августа 1668 г. Карл вновь написал Оливе. Он предупреждал, что Кристина Шведская отправляется в Рим и что лучше, чтобы де Ла Клош не встречался с ней, сохраняя в секрете желание Карла перейти в католичество: если об этом распространится слух, то в стране возникнет смятение, что может стоить ему жизни.

Другое письмо короля без даты содержало просьбу, чтобы послушнику, вопреки Уставу Ордена, разрешили путешествовать одному. Отправляясь в Англию, де Ла Клош получил псевдоним Анри Роан - имя одного кальвиниста, друга короля. Король просил Оливу распустить слух, что де Ла Клош - сын богатого умершего протестантского пастора и что он едет во Францию к своей матери, которую он надеется опекать.

Был ли это обман, о котором Олива не догадывался, или, что скорее, он, действуя как участник сложной дипломатической интриги, на обороте одного из писем писал по-итальянски черновик своего ответа: "Государь. Податель настоящего, французский дворянин уже в море, он объяснит Вашему Величеству надежный способ, с помощью которого я выполнил то, что мне предписывалось в этих трех письмах... Ливорно, 14 октября 1668 г." Снабженный этим ответом, Жак отправился в путь с одним иезуитом, которого, по-видимому оставил во Франции перед переездом в Англию по договоренности с Оливой. После короткой отлучки он возвратился подателем послания Карла II генералу Ордена иезуитов от 18 ноября 1668 г. В нем король сообщал, что "наш сын" прибудет в Рим с секретным поручением. "У нас есть невеста при условии, что он вернется в Лондон после аудиенции у Вашего Преподобия и добьется вещей, о которых мы молимся и которые наш дорогой сын объяснит Вам на словах". Карл обещал отправить через год в кассу Ордена деньги для строительных работ в Сант-Андреа, а также просьбу к Оливе о вспомоществовании его сыну. К письму был приложен вексель на 800 дублонов "для расходов и поездок нашего сына принца Жака Стюарта, живущего иезуитом под именем Ла Клоша". После этого скромный, набожный, услужливый послушник, не имевший, по свидетельству Карла, склонности к светский жизни, "исчез из истории".

В начале 1669 г. в Неаполь помпезно прибыл молодой человек, распространивший слух, что он является сыном Карла II, родившимся от его любовной связи на о. Джерси в 1646 г. с леди Марией Генриеттой Стюарт. Он сошелся с дочерью трактирщика Корона Терезой и 19 февраля женился на ней. Свидетельство о браке содержит его имя: "Дон Якобус Генрикус де Бовери Роано Стюардо Англиканус". Свекор стал сразу щедро тратить его деньги. Вице-король Неаполя заподозрил неладное и приказал арестовать зятя Короны. При обыске нашли 200 дублонов, драгоценности и какие-то бумаги, где он назван "Ваше Высочество". Предполагая, что он сын английского короля, его поместили в замок Гаэте для знатных заключенных. Однако при его обращении к английскому консулу оказалось, что он не знал ни одного слова по-английски, не имел документов о своем происхождении и не мог объяснить, откуда у него найденные ценности. Вице-король запросил Лондон и, получив ответ Карла II, перевел арестованного в тюрьму для простонародья, а затем хотел его высечь плетьми. Благодаря родственникам Терезы самозванец был спасен от позора и освобожден.

Авантюрист отлучился на некоторое время из страны и умер от горячки почти сразу после возвращения в августе 1669 г. в католической вере. Он оставил свою жену Терезу Корона на седьмом месяце беременности и сделал завещание, написанное по-итальянски и поражающее своей абсурдностью. Называя себя Жаком Стюартом, сыном Карла II, он просил у короля для своего наследника звания, соответствовавшего принцу Уэльскому или герцогу Монмауту, а также ему и его матери 291 тыс. дукатов в качестве завещанного имущества. Церковь, где он был погребен, и ее регистрационные книги полностью уничтожены в 1806 г. во время оккупации Неаполя французами. Все документы Жака де Ла Клоша находятся в архиве "Общества Иисуса". Во многих исторических сочинениях и в ряде энциклопедий Франции, Англии и России утверждается, что Жак де Ла Клош - авантюрист, который решил выманить деньги у генерала Ордена иезуитов Оливы и сам подделал все документы и письма Карла II. Весьма наивное предположение! Во-первых, это технически сложно; во-вторых, их авторы, по-видимому, не представляют реально "Общества Иисуса" того времени: перед его генералом трепетали не только иезуиты всех рангов, но и многие государственные деятели и монархи ряда стран Европы.

По нашему мнению, справедливо утверждение, что Ж. де Ла Клош и самозванец из Неаполя - это разные люди. Более того, скорее прав Ланг, высказавший мысль, что вся история "двух сыновей" Карла II представляет собой инструктированную во всем авантюру самого генерала Оливы! Мог ли быть Ж. де Ла Клош сыном Карла II? Скорее всего, нет. Ведь он сам при поступлении в колледж назвал свой возраст - 24 года! Однако для обмана короля была использована история пребывания Карла 16-летним юношей на о. Джерси в 1646 г. Согласно нашему предположению, Ж. де Ла Клош, использовавшийся как "связник" Оливы с Карлом II, при последнем посещении Англии был замечен тайным агентом Людовика XIV аббатом Преньяни. О появлении Ж. де Ла Клоша или человека, использовавшего затем его имя, при дворе английского короля свидетельствует письмо Карла II сестре, датированное 30 января 1669 г.: "Я написал свое письмо до этих пор, когда я встретил Вашего итальянца, имени и титула которого Вы не знаете". Вместе с Преньяни Ж. де Ла Клош при возвращении в Италию оказался в Дюнкерке, где и был арестован по приказу Людовика XIV в конце июля 1669 г.

В это время король и Лувуа знали о нем только то, что ему известны кое-какие сведения о переговорах Карла II с Римом. В 1678 г. через Фуке иЛа Ривьера Лувуа и Кольбер выведали, что Эсташ Доже знает гораздо больше, чем они предполагали ранее. Эти сведения оказались роковыми как для Доже, так и для Фуке и его слуги Ла Ривьера, с которыми Эсташ, по-видимому, был слишком откровенен. Все трое были теперь обречены. Братьям Кольберам, Жану Батисту и Шарлю, ставшему в 1679 г. генеральным секретарем по иностранным делам, в период обострения в Англии вопроса о престолонаследии пришла в голову идея использовать Доже в критический момент для подрыва политической стабильности в Англии. Ведь Доже, по-видимому, проговорился, находясь в Пиньероле, что он фигурировал в письмах и документах как сын Карла II, который при известных обстоятельствах мог претендовать на английский престол. Наша гипотеза подтверждается приведенными выше синхронными рядами, устанавливающими постоянную связь между условиями содержания и охраны Эсташа Доже в государственных тюрьмах Франции, с одной стороны, и событиями в борьбе за престолонаследие и за восстановление абсолютной монархии и прав католической церкви в Англии - с другой. Исторические факты показывают, что каждый раз, когда наступали кризисы в царствовании Карла II, Якова II и Вильгельма III Оранского, оживлялся интерес к Эсташу Доже со стороны Людовика XIV и его доверенных министров, ужесточался или ослаблялся секретный режим его заключения, менялось личное отношение тюремщиков к своему узнику.

Было бы наивным полагать, что Людовик и его министры действительно намеревались "посадить" "Железную маску" (Ж. де Ла Клоша или самозванца, использовавшего его имя) на английский трон. Вместе с тем сделанное во время очередного кризиса внезапное заявление о существовании нового католического претендента на английский престол могло вызвать в Англии кризис престолонаследия, подобный тому, который возник в этой стране в 1680-1681 гг. после "папистского заговора" 1678-1679 гг. и повторился в 1700-1701 гг. в связи с отсутствием прямых наследников у Вильгельма III Оранского.

В качестве кого же они могли представить "Железную маску" - Э. Доже, если предположить, что он родился на о. Джерси не в 1644, а в 1646 г. и был либо бастардом Карла II, либо самозванцем, претендовавшим на эту "легенду"? В этом случае "Железная маска" могла бы одновременно выдаваться за сводного брата герцога Монмаута, племянника Якова II и Генриетты Орлеанской и, наконец, двоюродного племянника короля Франции Людовика XIV.

Таким образом, этот неожиданный и смелый дипломатический проект основывался на существовании и взаимодействии сложной системы династических связей Англии, Франции, Испании и Оранского дома, когда угроза, а тем более реализация "исчезновения" или "замены" всего лишь одного из "персональных элементов" такой системы, могла бы привести к фундаментальным изменениям властных структур Англии (а возможно, и других стран) в результате возникновения кризиса престолонаследия. Это в свою очередь могло бы вызвать и перемену внутренней и внешней политики Англии в интересах Франции, которая, как известно, в течение второй половины XVII столетия, осуществляя агрессивную политику на континенте, успешно защищала себя от враждебной коалиции европейских, главным образом протестантских государств.

Действительно, последующее развитие событий, и прежде всего "война за испанское наследство" (1702-1714 гг.), когда Франция потеряла "рычаги" воздействия на английскую политику через представителей династии Стюартов, привела к тому, что Англия окончательно закрепилась в Гибралтаре, являвшемся ключом к господству в Средиземном море, захватила французские земли в Северной Америке (Новую Шотландию и территорию Гудзонова залива) и, наконец, заняла ведущее положение в европейской торговле, обеспечив все условия для создания в будущем могущественной империи.

После выявления "критических узловых точек" в рассматриваемых выше синхронных рядах для наглядного подтверждения нашей гипотезы строим комплекс более информативных "матриц идентификации" с использованием социально-политического фона, синтезирующего документы, события и факты за 1660-1715 гг., имеющие отношение к цели настоящего исследования. В каждую отдельную матрицу, кроме известных членов пиньерольской "шестерки", включаем вместо "абстрактного Доже" кого-либо из конкретных его "перевоплощений", предложенных различными исследователями, а также персонаж, отвечающий комплексной гипотезе, выдвинутой автором настоящей статьи.

Рассмотрение информации, представленной в совокупности "матриц идентификации" в сжатом и систематизированном, удобном для одновременного анализа и синтеза виде, позволяет сделать вывод, что единственно возможный сейчас вариант идентификации "Железной маски", включающий и объясняющий с единых концептуальных позиций всю совокупность известных документов, событий и фактов, представляет собой логическую цепочку образов перевоплощения практически одного и того же персонажа. Эта цепочка складывается из следующих элементов - имен-псевдонимов или кличек человека, ставшего "железной маской": Ж. де Ла Клош - Анри Роан - Ж. де Ла Клош (или человек, использовавший его имя) - "простой слуга Эсташ Доже" - "господин из Низкой башни" - "дрозд", или "человек такого сорта" - "мой заключенный" - "старинный заключенный", или "Прованский узник" - Маршиоли.

Все другие версии (например, Фуке или Маттиоли), а также гипотезы "перевоплощения" Эсташа Доже, в частности, в слугу Мартена, его хозяина - Ру Марсийи, аббата Преньяни, священника Э. Доже, брата-близнеца или другого родственника Людовика XIV и, наконец, мавра Набо, оказались несостоятельными. Они все "застревают" в "частоколе" документов, событий и фактов в результате возникновения логических противоречий, когда тот или иной персонаж не "включается" в пространственно-временную систему матрицы и выпадает из социально-политического фона, образующего ее поле. Проходит только тот вариант идентификации "Маски", который, с одной стороны, отвечает всей без исключения совокупности документов, событий и фактов, а с другой - остается неизменным при введении в матрицу какого-либо "критического" элемента, ранее вообще неизвестного или не привлекшего внимания исследователей проблемы "Железной маски". Это единственный способ проверки любой новой или ранее предложенной гипотезы или версии разгадки этой тайны. В рамках нашей гипотезы такими элементами стали события и факты "английского следа" "Железной маски". В частности, оказалось, что, вопреки мнению историков, ближе всех к разгадке секрета "Человека в железной маске" была вдова брата Людовика XIV, Шарлотта Елизавета Баварская. Так, еще в 1711 г. в письме к матери будущего короля Англии Георга I она высказала предположение, что этот узник Бастилии причастен к борьбе Стюартов за английский престол.

Вполне естествен вопрос: зачем лицо узника Сен-Мара при переводе с о. Сент-Маргерит в Бастилию и последующем заключении скрывать под маской, хотя он мог не быть сыном Карла II, а только человеком, которого надеялись использовать под этим именем? Объяснение этого мероприятия со стороны Сен-Мара элементарно. Не надо забывать, что Эсташ Доже был весьма представителен, но на кого реально был похож, историкам неизвестно. Когда он в 1669 г. был доставлен в Пиньероль, его принимали за маршала Франции или председателя парламента. На о. Сен-Маргерит некоторые его считали герцогом Бофором или сыном Кромвеля. Пока тюремная администрация принимала Доже за "простого слугу", его заключение не являлось чрезвычайно засекреченным. В частности, есть сведения, что в 1669 г. с ним беседовал Валькруассан, а с 1675 по 1677 г. он, будучи слугой Фуке, встречался с многими обитателями замка и даже открыто гулял со своим "хозяином" по его территории. Однако ранее, в 1672 г., Сен-Мару было отказано сделать Доже слугой Лозена, так как король знал, что рано или поздно графа Лозена придется освободить.

Все изменилось в 1678-1679 гг., когда король и Лувуа узнали, что Доже, повидимому, обладает некоторыми секретами Карла II. С этого момента и до "Акта о престолонаследии" (1701 г.) лицо Доже никто не должен был видеть, кроме Сен-Мара, его ближайших помощников и обреченных на смерть Фуке и Ла Ривьера.

Почему же замысел по использованию Эсташа Доже не был претворен в жизнь? Для этого было много причин. Вначале Людовик XIV делал ставку на самого Карла II и его брата Якова, фанатичного католика. Затем французский король надеялся восстановить Якова II на престоле с помощью военной интервенции. В конце концов он предпочел остановиться на его сыне Якове III. Кроме того, всегда существовали серьезные препятствия: главное - постоянная болезнь, по-видимому, сердечная недостаточность, и слабохарактерность самого Эсташа Доже. Наконец, жизненные реалии сложились так, что все заговоры против Карла II, Якова II и Вильгельма III провалились. Не исключено, что если хотя бы один из них удался, а также в том случае, если бы Яков или Вильгельм погибли в бою, самозванца могли бы выдвинуть на историческую сцену.

Подводя итоги, можно утверждать, что тайна "Железной маски" - это не только семейный секрет Бурбонов, а масштабная государственная тайна, способная повлиять на судьбы народов и государств Западной Европы в последней четверти XVII в. Вместе с тем чрезвычайные меры секретности, предпринятые королевской администрацией по отношению к Эсташу Доже и остальным членам пиньерольской "семерки", обеспечили достижение нескольких важных целей. Бесследно исчез Фуке - личный враг короля и государства. Никто уже не смог указать причину, дату, место его кончины и погребения. Канул в безвестность авантюрист, предатель и обманщик Маттиоли. Доже, даже не исполнив намеченного для него замысла, унес в могилу не только тайну внесудебной расправы с Фуке, но, что гораздо важнее, секреты Карла II, разглашение которых могло бы обострить отношения английского королевства с Францией, заставив последнюю воевать против коалиции государств, возглавляемых Англией, что и случилось в начале XVIII в. в результате падения династии Стюартов. Кроме того, "легенда" Доже всегда обеспечивала широкие возможности для политического шантажа Карла II, а затем Якова II, особенно после того, как он нашел пристанище во Франции после своего бегства из Англии в 1688 г. Таким образом, черная бархатная маска с металлическими застежками надежно скрыла государственные секреты королевских фамилий Бурбонов и Стюартов и одновременно коварные замыслы Людовика XIV в отношении родственной ему династии.

Источник: http://www.mifoskop.ru, Ю. Татаринов


Поделиться статьей в социальных сетях:



Дата публикации: 03.03.2014
Прочитано: 4894 раз

Популярные статьи схожей тематики:
Коллекция ДжульсрудаКоллекция Джульсруда
Антарктида = Атлантида?Антарктида = Атлантида?
Тайна Куликовской битвыТайна Куликовской битвы
Битва за БерлинБитва за Берлин
Гробница ТутанхамонаГробница Тутанхамона
АйныАйны
Влесова книгаВлесова книга
Доисторические артефактыДоисторические артефакты
НиндзяНиндзя
Атлантида и ПлатонАтлантида и Платон
[ Назад | Начало | Наверх ]


Семь чудес светаСемь чудес света
Висячие сады Семирамиды
Пирамида Хеопса
Александрийский маяк
Колосс Родосский
Храм Артемиды
Загадки природыЗагадки природы
Башня Дьявола
Атака невидимок
Возвращение целаканта
Бермудский треугольник
Волосы ангела
Загадки человекаЗагадки человека
Авиация древних?
Вечный двигатель
Библейский код
Коллекция Джульсруда
Антарктида = Атлантида?
Тайны ВселеннойТайны Вселенной
Высадка на Луну
Загадка скорости света
Парадоксы Вселенной
Зона 51
Антивещество
Чудеса Новости Форум Фото Полезное Магазин Обратная связь Ссылки
Яндекс цитирования Рейтинг SunHome.ru Рейтинг Эзотерических ресурсов Linq.RU - Обмен ссылками
Чудеса.com «Чудеса» © 2003-2015. Создатель сайта и автор идеи - Максим Волченков.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.
Права на материалы
принадлежат их авторам.
Старая версия сайта >>